Американцы не умеют воевать: «Армия США не умеет воевать». Что значит «уметь воевать» и справедливо ли это по отношению к США?» — Яндекс.Кью

США больше не могут воевать. Вот как они собрались править миром

https://ria.ru/20210902/amerika-1748221483.html

США больше не могут воевать. Вот как они собрались править миром

США больше не могут воевать. Вот как они собрались править миром — РИА Новости, 02.09.2021

США больше не могут воевать. Вот как они собрались править миром

Неужели Америка меняет свою глобальную стратегию — ведь Джо Байден объявил о конце американского интервенционизма? Сначала его министр обороны Ллойд Остин,… РИА Новости, 02.09.2021

2021-09-02T08:00

2021-09-02T08:00

2021-09-02T08:00

в мире

авторы

сша

ирак

джо байден

ллойд остин

афганистан

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/09/01/1748223556_0:199:2048:1351_1920x0_80_0_0_8348df11fe47b940fb0a03b9292698d6.jpg

Неужели Америка меняет свою глобальную стратегию — ведь Джо Байден объявил о конце американского интервенционизма? Сначала его министр обороны Ллойд Остин, говоря о полном выводе американских войск из Афганистана, заявил, что «традиционные войны истощили Америку — и их эпоха закончилась», а потом и сам президент США развил эту мысль:Байден объяснил неудачу в Афганистане тем, что «мы проводили контртеррористическую миссию, направленную на борьбу с террористами и прекращение атак. Но она трансформировалась в построение нации, в попытки создания демократического, сплоченного и единого Афганистана, чего никогда не делалось за многие столетия истории этой страны».Проще говоря, мы взялись за нерешаемую задачу, хотели цивилизовать дикий народ, детей гор, ничего не получилось — поэтому больше не будем этим заниматься. Мы все равно лучше, прогрессивнее, избраннее и сильнее всех, но теперь мы не будем отправлять войска для свержения иностранных правительств.Неужели Америка в самом деле откажется от военных интервенций за границей — и мир может чуть расслабиться хотя бы по этому поводу?Чтобы дать ответ на этот вопрос, нужно сначала договориться о том, о какой Америке идет речь — о государстве Соединенные Штаты Америки или о лидере западного мира, продвигающем атлантический проект глобализации? О национальном государстве — или о наднациональной силе, строящей выгодный ей миропорядок, основанный на «универсальных либеральных принципах»? А есть ли вообще сейчас национальное государство США? Низвержение Трампа доказывает обратное — иначе не были бы так грубо и откровенно попраны национальные интересы и права собственно американского народа. США давно уже находятся в заложниках у собственной глобалистской элиты, которая не намерена ни отступать, ни отказываться от глобальных целей. Так что же — Байден просто лукавит?Нет, он говорит то, что думает: Штатам действительно сейчас не нужны глобальные интервенции. То есть они физически могут разгромить и оккупировать большинство стран мира — вот только какой в этом толк? Америка ведь не просто хотела контролировать мир, она хотела создать в нем «правильный» миропорядок, основанный на тех самых либеральных ценностях. То есть иметь идеологический контроль над миром, подкрепленный, естественно, контролем военным (не оккупация, а наличие превосходящей любого противника и любую коалицию мощи) и финансово-экономическим.Обычную геополитическую борьбу она хотела выиграть на сверхуровне — но в итоге начала проигрывать ее еще на уровне «простой» геополитики. Зачем глобалистским Штатам была нужна оккупация Ирака и Афганистана? Для борьбы с террором, контроля за нефтью или героином? Нет, для переформатирования Большого Ближнего Востока, для сдерживания антизападных процессов в исламском мире, а в конечном счете — для контроля над Евразией. Что получилось по итогам военных интервенций? Ровно противоположное — в том числе и рост ненависти к Америке в исламском мире, и разочарование в надежности США их клиентов и союзников (начавшееся не после ухода из Афганистана, а почти на десять лет раньше). Но Америка не только ухудшила свои позиции на мировом уровне — она еще и ослаблена и расколота внутри себя. В этих условиях не до претензий на мировую гегемонию — нужно отходить на зимние квартиры и заниматься самолечением.Собственно говоря, именно это и предлагал сделать Трамп — вот только у него не было никакой привязанности к глобальной миссии США, к глобализму и атлантизму как таковым. Он действительно хотел восстановить и укрепить США, но не для того, чтобы потом с новыми силами вернуться к строительству вавилонской башни, то есть глобального либерального миропорядка. Нет, Трамп воспринимает мир как борьбу разных центров силы, держав-цивилизаций — а вот убравшее его «вашингтонское болото» смотрит на мир как на территорию, предназначенную для американского господства. Подобный мессианский взгляд, ощущение своего «богоизбранничества» были изначально присущи американской элите (сформировавшейся из английских протестантов-квакеров), но только в XX веке Штаты получили соответствующие возможности и в процессе реализации проекта атлантического мирового господства оттеснили на второй план Европу. В том числе с помощью ее оккупации.Кстати, в оккупированной Европе, в первую очередь в Германии, США формально делали то же, что в Афганистане, — строили правильное, демократическое государство. Точно тем же они занимались и в Японии — и достигли в этом определенных успехов. По крайней мере, им так кажется сейчас, пока Токио намертво привязан к Вашингтону военным союзом и базой на Окинаве.Но это же несравнимые вещи — строительство правового государства в Германии и в Афганистане? В первом случае нужно было лишь помочь воссоздать существовавшее, а во втором — пришлось навязывать чужеродное? Ну это как посмотреть — точнее, если считать шариат и исламское устройство общества неправовым и неправильным. Ведь у Афганистана была своя модель правового устройства, но она совершенно не интересовала инопланетян, то есть американцев.Их пугал не только шариат, они заблокировали даже решение о возвращении на трон короля Захир Шаха (свергнутого в 1973 году), которое собирался принять в 2002-м Лойя Джирга — совет всех афганских племен, реальный глас народа.Потому что американцы хотели демократических выборов? Нет, потому что ничего не понимали в афганском обществе, да и не волновали их его проблемы.Была мессианская вера в возможность построения царства божия на земле, к тому же еще и путем навязывания норм и уклада одной цивилизации другой, путем перенесения чужих правил в любую точку мира? И это тоже. Но самое главное — было безграничное презрение к местным, отношение к ним как к недоразвитым дикарям. То есть все то, что отличало англосаксонское «бремя белого человека» все века колонизации в любой точке мира.И что, теперь Америка отказывается от такого отношения?Конечно, нет. Она отказывается от «крупных военных операций по переделке других стран». Дело не в том, что «средние военные операции», получается, допустимы. Главное остается неизменным: и само отношение ко всем чужим как к дикарям, и основная цель — глобальное доминирование через переделку всего мира по своему плану. И что с того, что невоенными средствами? Политическими, идеологическими, финансовыми, культурными, психологическими (еще и поддержанными военным давлением) можно нанести противнику огромный урон — или вообще получить над ним удаленный контроль.Так что Америка прощается, но никуда не уходит — по крайней мере, до тех пор, пока она снова не станет (или будет вынуждена стать) национальным государством. Ну или двумя государствами.

https://ria.ru/20210831/bayden-1748082662.html

https://ria.ru/20201107/globalisty-1583443436.html

https://ria.ru/20210708/razyasneniya-1740368296.html

https://ria.ru/20210831/afganistan-1747822147.html

сша

ирак

афганистан

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og. xn--p1ai/awards/

2021

Петр Акопов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/04/0d/1569984858_0:130:960:1090_100x100_80_0_0_07fd8ba5bb0166d714951356c555373e.jpg

Петр Акопов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/04/0d/1569984858_0:130:960:1090_100x100_80_0_0_07fd8ba5bb0166d714951356c555373e.jpg

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e5/09/01/1748223556_124:0:1944:1365_1920x0_80_0_0_ccf99ce6f990d4e11c0874896a1a814b.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Петр Акопов

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/04/0d/1569984858_0:130:960:1090_100x100_80_0_0_07fd8ba5bb0166d714951356c555373e. jpg

в мире, авторы, сша, ирак, джо байден, ллойд остин, афганистан

Неужели Америка меняет свою глобальную стратегию — ведь Джо Байден объявил о конце американского интервенционизма? Сначала его министр обороны Ллойд Остин, говоря о полном выводе американских войск из Афганистана, заявил, что «традиционные войны истощили Америку — и их эпоха закончилась», а потом и сам президент США развил эту мысль:

«Переворачивая страницу в нашей внешней политике, которую наша страна проводила последние 20 лет, мы должны усвоить допущенные ошибки. <…> Решение по Афганистану касается не только Афганистана. Речь идет о завершении эпохи крупных военных операций по переделке других стран. <…> Отказ от этого мировоззрения и крупномасштабного развертывания войск сделает нас сильнее, эффективнее и безопаснее дома».

Байден объяснил неудачу в Афганистане тем, что «мы проводили контртеррористическую миссию, направленную на борьбу с террористами и прекращение атак. Но она трансформировалась в построение нации, в попытки создания демократического, сплоченного и единого Афганистана, чего никогда не делалось за многие столетия истории этой страны».

Проще говоря, мы взялись за нерешаемую задачу, хотели цивилизовать дикий народ, детей гор, ничего не получилось — поэтому больше не будем этим заниматься. Мы все равно лучше, прогрессивнее, избраннее и сильнее всех, но теперь мы не будем отправлять войска для свержения иностранных правительств.

31 августа 2021, 22:34Захват власти в Афганистане талибамиБайден назвал выход США из Афганистана невероятно успешной миссией

Неужели Америка в самом деле откажется от военных интервенций за границей — и мир может чуть расслабиться хотя бы по этому поводу?

Чтобы дать ответ на этот вопрос, нужно сначала договориться о том, о какой Америке идет речь — о государстве Соединенные Штаты Америки или о лидере западного мира, продвигающем атлантический проект глобализации? О национальном государстве — или о наднациональной силе, строящей выгодный ей миропорядок, основанный на «универсальных либеральных принципах»? А есть ли вообще сейчас национальное государство США? Низвержение Трампа доказывает обратное — иначе не были бы так грубо и откровенно попраны национальные интересы и права собственно американского народа. США давно уже находятся в заложниках у собственной глобалистской элиты, которая не намерена ни отступать, ни отказываться от глобальных целей. Так что же — Байден просто лукавит?

Нет, он говорит то, что думает: Штатам действительно сейчас не нужны глобальные интервенции. То есть они физически могут разгромить и оккупировать большинство стран мира — вот только какой в этом толк? Америка ведь не просто хотела контролировать мир, она хотела создать в нем «правильный» миропорядок, основанный на тех самых либеральных ценностях. То есть иметь идеологический контроль над миром, подкрепленный, естественно, контролем военным (не оккупация, а наличие превосходящей любого противника и любую коалицию мощи) и финансово-экономическим.

7 ноября 2020, 08:00

Реванш глобалистов не спасет Америку

Обычную геополитическую борьбу она хотела выиграть на сверхуровне — но в итоге начала проигрывать ее еще на уровне «простой» геополитики. Зачем глобалистским Штатам была нужна оккупация Ирака и Афганистана? Для борьбы с террором, контроля за нефтью или героином? Нет, для переформатирования Большого Ближнего Востока, для сдерживания антизападных процессов в исламском мире, а в конечном счете — для контроля над Евразией. Что получилось по итогам военных интервенций? Ровно противоположное — в том числе и рост ненависти к Америке в исламском мире, и разочарование в надежности США их клиентов и союзников (начавшееся не после ухода из Афганистана, а почти на десять лет раньше). Но Америка не только ухудшила свои позиции на мировом уровне — она еще и ослаблена и расколота внутри себя. В этих условиях не до претензий на мировую гегемонию — нужно отходить на зимние квартиры и заниматься самолечением.

Собственно говоря, именно это и предлагал сделать Трамп — вот только у него не было никакой привязанности к глобальной миссии США, к глобализму и атлантизму как таковым. Он действительно хотел восстановить и укрепить США, но не для того, чтобы потом с новыми силами вернуться к строительству вавилонской башни, то есть глобального либерального миропорядка. Нет, Трамп воспринимает мир как борьбу разных центров силы, держав-цивилизаций — а вот убравшее его «вашингтонское болото» смотрит на мир как на территорию, предназначенную для американского господства.

Подобный мессианский взгляд, ощущение своего «богоизбранничества» были изначально присущи американской элите (сформировавшейся из английских протестантов-квакеров), но только в XX веке Штаты получили соответствующие возможности и в процессе реализации проекта атлантического мирового господства оттеснили на второй план Европу. В том числе с помощью ее оккупации.

8 июля 2021, 05:18

Россия надеется получить от Японии разъяснения по военному союзу с США

Кстати, в оккупированной Европе, в первую очередь в Германии, США формально делали то же, что в Афганистане, — строили правильное, демократическое государство. Точно тем же они занимались и в Японии — и достигли в этом определенных успехов. По крайней мере, им так кажется сейчас, пока Токио намертво привязан к Вашингтону военным союзом и базой на Окинаве.

Но это же несравнимые вещи — строительство правового государства в Германии и в Афганистане? В первом случае нужно было лишь помочь воссоздать существовавшее, а во втором — пришлось навязывать чужеродное? Ну это как посмотреть — точнее, если считать шариат и исламское устройство общества неправовым и неправильным. Ведь у Афганистана была своя модель правового устройства, но она совершенно не интересовала инопланетян, то есть американцев.

Их пугал не только шариат, они заблокировали даже решение о возвращении на трон короля Захир Шаха (свергнутого в 1973 году), которое собирался принять в 2002-м Лойя Джирга — совет всех афганских племен, реальный глас народа.

Потому что американцы хотели демократических выборов? Нет, потому что ничего не понимали в афганском обществе, да и не волновали их его проблемы.

31 августа 2021, 06:43

История присутствия иностранных войск в Афганистане

Была мессианская вера в возможность построения царства божия на земле, к тому же еще и путем навязывания норм и уклада одной цивилизации другой, путем перенесения чужих правил в любую точку мира? И это тоже. Но самое главное — было безграничное презрение к местным, отношение к ним как к недоразвитым дикарям. То есть все то, что отличало англосаксонское «бремя белого человека» все века колонизации в любой точке мира.

И что, теперь Америка отказывается от такого отношения?

Конечно, нет. Она отказывается от «крупных военных операций по переделке других стран». Дело не в том, что «средние военные операции», получается, допустимы. Главное остается неизменным: и само отношение ко всем чужим как к дикарям, и основная цель — глобальное доминирование через переделку всего мира по своему плану. И что с того, что невоенными средствами? Политическими, идеологическими, финансовыми, культурными, психологическими (еще и поддержанными военным давлением) можно нанести противнику огромный урон — или вообще получить над ним удаленный контроль.

Так что Америка прощается, но никуда не уходит — по крайней мере, до тех пор, пока она снова не станет (или будет вынуждена стать) национальным государством. Ну или двумя государствами.

Умеют ли американцы воевать?: nosikot — LiveJournal

Этот вопрос регулярно возникает и хотя не имеет для нас практической ценности (ниже написал — почему), причем для значительной части «обсуждающих» ответ, вроде бы, ясен — «нет, американцы воевать не умеют» — разумеется большинство «икспертов» — дилетанты не только в военных, но и в большинстве иных вопросов, иногда к ним присоединяются люди, в общем, сведущие, но тут надо иметь в виду — им же деньги платят!
Так что лучше вспомним историю:

Агрессию северных штатов против южных, очевидно, не берем (как и сепаратизм против Британии раньше, поддержанный Францией и Испанией) — там были почти свои, да и давно. ..
В 1-ю МВ американцы вступили поздно, де-факто «заменив» для АНТАНТы «выпавшую» Россию (впрочем к «союзникам» они формально не присоединились), до перемирия успели высадить во Франции 42 дивизии — сильных, как отмечалось «хорошо питаемых» и оснащенных. В условиях серьезного истощения всех сторон и особенно противника проявили себя слабо (Сен-Миэль фактически был преследованием отходящих немцев). Участвовали в интервенции в России — о боях тут и говорить не серьезно (как и о различных и многочисленных «операциях» у себя на «заднем дворе» — в Латин.Америке и в испанских колониях)
Далее, 2-я МВ:
Американская армия столкнулась с немцами впервые в декабре 1942 и … потерпела поражение (см. Кассерин)
Но потом Тунис продолжился,были Сицилия, Италия и, наконец, Франция с Германией
Воевали американцы используя свое техническое и организационное превосходство, но над ними «не капало» они смогли и успели его создать
Тихого океана мы не касаемся, в Европе американцы ввели в бой ок. 90 дивизий (точнее дома посчитаю, выложу) — исключительно сильных (на 44-45 гг в среднем сильнее наших раза в 3, немецких вдвое), опирались не только на превосходство в воздухе (подавляющее), но и на грамотно организованное взаимодействие, особенно с артиллерией (превосходная связь, управление и неограниченные запасы б/п).
Так вот, хочу напомнить — все это составляющие военного искусства! А вот тотальная война — какую нам пришлось вести — ВОВ — к таковому НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ! Это явление иного порядка — национально-идеологического…
После войны американские войска Европу НЕ покинули и хотя после развала СССР их присутсвие было серьезно сокращено последнее время вновь растет
Корейская война:
Как и ранее в Войне на Тихом океане одним из решающих факторов стало господство американцев на море, хотя вмешательство китайцев (и его масштабы) стали для них неожиданными они свели войну вничью. Проявилась новая важная черта ведения войн американцами — подключение их сетеллитов к б/д. ..
Вьетнам:
Безусловно поражение американцев — но поражение идейно-политическое, а не военное — ни одно американское подразделение крупнее роты (а пожалуй даже и взвода) не было разбито на поле боя!
Бл. и Ср.Восток (начиная с 1991 г. и поныне):
С «линейных» операций регулярных с/в упор все больше смещается на применение ВТО и «комплексное воздействие» на противника (вкл. организацию мятежей, подкупа, спецоперации и т.п.). Фактически последние годы идет проверка на практике теории «управления хаосом»
В общем и целом надо отметить, что ВС США — мощнейший инструмент и при выдаче политической властью «грамотного ц/у» они способоны решить практически любую задачу военной силой, что неоднократно и демонстрировали.
Будут ли они ее использовать против РФ ? Безусловно нет (за исключением возможного периода полного распада гос.структур тут) — а зачем, если уже 30 лет практически всю работу мы заних делаем своими руками?! Если такой подход работает — зачем менять?
Иной вопрос, что РФ и др. бывш. республики СССР стали для Запада важным источником дополнительной сверхприбыли и вот тут экономическая эффективность последние годы снижается — что, конечно, вызывает у «закулисы» сильное возмущение, но это НЕ повод для открытых б/д! Тут будут использованы другие методы — сменят несправившихся кураторов, за счет социальных «реформ» и цен (видим это вокруг прямо сейчас!) попробуют вернуть рентабельность «проекта». Вдобавок быстрый сход с арены ядерной державы без нашего раздрая с Китаем уж никак не входит в их планы. В наши, очевидно, тоже, но ведь и планов то нет — откуда они могут взяться в безыдейной стране?! Ну, кроме «двухходовочек», конечно.
Так что — постепенная деградация с превращением в пространственный транзитно-сырьевой придаток. Хотел как обычно добавить «если не проснемся», но что-то нет оптимизма в этом плане, поэтому добавлю только — надежда России лишь НА ЧУДО !!!

P.S. И еще напомню — недооценка противника — преступление и вредительство! Игнорирование собственных ошибок — глупость и вредительство. И то и другое на руку врагу.

Гитлер считал, что американцы не умеют воевать / От трёх до пяти / Радиостанция «Вести FM» Прямой эфир/Слушать онлайн

4 главных события 6 июня: открытие ПМЭР, приезд в Россию Си Цзиньпина, 220-летие со дня рождения Александра Пушкина и годовщина высадки в Нормандии союзников СССР во Второй мировой войне.

Гость – историк Андрей Светенко.

В студии – Евгений Сатановский и Сергей Корнеевский.

СВЕТЕНКО: Мы про 6 июня 1944 года. А вы знаете (кстати говоря, из разряда неизвестного), что на одном из передовых английских военных кораблей шел советский контр-адмирал Николай Михайлович Харламов, руководитель советской военной дипломатической миссии? И не он один, а с группой офицеров, и это отражено в боевой кинохронике, она у всех стран была.

САТАНОВСКИЙ: Правильно! Но для меня эта история, все-таки, о том, как битва под Москвой идет – никакого Второго фронта, битва под Сталинградом, под Курском на Курско-Орловской дуге. .. А вот когда стало ясно, что уже все, и сейчас мы пролетим Германию и – до Бискайского залива!..

СВЕТЕНКО: А вы думаете, так уж «пролетим»? Ну, знаете, это вопрос! Это вопрос!

САТАНОВСКИЙ: Вы знаете, как-то там военные действия с той стороны, по сравнению с тем, что было на Восточном фронте – о-о-о!

СВЕТЕНКО: Это отдельный разговор, что они там воевали по расписанию, и те немцы, которые повоевали и на востоке, и на западе (был такой вот Отто Кариус, знаменитый танкист, весь крестами обвешанный), в конце войны – в марте 1945 – он оказался на Западном фронте и удивлялся в воспоминаниях. Он, кстати, дожил чуть ли не до 100 лет. Как стемнело, бой прекратился, выстрелы прекратились. Он говорит: «Что такое, что происходит?». А ему говорят: «А ночью, в темноте не воюют». А он такой лихой парень был – к американцам в деревушку в расположение с разведкой залезли, мотоцикл узнали с коляской, так и никто их не преследовал и не стрелял, а вызвали авиацию и начали бомбить. Вот там такое отношение!

САТАНОВСКИЙ: Да уж!

СВЕТЕНКО: Знаете, смотрите: где-то в марте 1945 Геббельс в своих дневниковых записях, они опубликованы, писал, заламывая руки, кусая локти: «Когда же кончится? Русских столько убиваем, столько убиваем, и все лезут и лезут, не кончаются! И вообще, когда же наступит момент истощения?». Ну, неисчислимые же потери, Евгений Янович! Худо-бедно 59 дивизий оттянуты были на Западный фронт, и крупнейшее последнее контрнаступление немцев было против англо-американцев в Арденнах. Во многом, кстати, было проникнуто идеей и мыслью Гитлера о том, что американцы не умеют воевать, в отличие он них – немцев, и нас – русских.

САТАНОВСКИЙ: Я боюсь, что он был прав!

Полностью слушайте в аудиоверсии.

почему США выступили против создания бесполётной зоны над Украиной — РТ на русском

Создание бесполётной зоны над Украиной привело бы к военному конфликту между США и Россией, заявил глава Пентагона Ллойд Остин. Он также напомнил: президент Джо Байден ясно дал понять, что американские войска не будут воевать с российскими на территории Украины. Вместе с тем США намерены и дальше предоставлять Киеву военную помощь. Аналитики констатируют, что, несмотря на внешнюю поддержку Украины, коллективный Запад во главе с Белым домом не готов нести ответственность за её дальнейшую судьбу.

По мнению экспертов, происходящее сейчас в стране — лишь удобный инструмент для Вашингтона и его союзников в антироссийской политике.

Создание бесполётной зоны над Украиной американскими силами чревато военным конфликтом между США и Россией. Об этом в интервью телекомпании NBC заявил глава Пентагона Ллойд Остин.

«Президент Байден ясно дал понять, что американские войска не будут воевать с Россией на Украине. Поддержание бесполётной зоны в случае её введения потребовало бы соприкосновения с российскими самолётами. Это грозило бы нам войной с Россией», — сказал министр.

Он также подчеркнул, что Россия располагает большим боевым потенциалом и набором возможностей в том, что касается дальнейшего развития событий на Украине. По его словам, в Вашингтоне надеются, что Москва выберет путь деэскалации и дипломатии.

Накануне американская сторона сообщила о переносе испытательного запуска межконтинентальной баллистической ракеты.

«В попытке продемонстрировать, что у нас нет намерений предпринимать какие-либо действия, которые могут быть истолкованы превратно, министр обороны распорядился отложить намеченный на эту неделю испытательный запуск нашей межконтинентальной баллистической ракеты Minuteman III», — заявил 2 марта на брифинге пресс-секретарь оборонного ведомства Джон Кирби.

По его словам, это решение было тщательно обдумано. «Это не шаг назад в плане нашей готовности. Это также не означает, что мы обязательно отменим другие штатные мероприятия, направленные на обеспечение надёжного ядерного потенциала», — добавил Кирби.

  • Глава Пентагона Ллойд Остин
  • AP
  • © Alex Brandon

Отметим, что в начале недели Ллойд Остин провёл телефонный разговор с украинским коллегой Алексеем Резниковым, пообещав Киеву дальнейшую поддержку и военную помощь.

«Заставить выйти из равновесия»

Между тем в России отмечают, что Запад приписывает Москве планы по развязыванию полномасштабной войны. При этом, как отметил 3 марта в интервью российским и иностранным СМИ министр иностранных дел Сергей Лавров, в РФ не строят свою политику по принципу «эскалация ради деэскалации».

Также по теме

«Никогда не должна быть развязана»: лидеры РФ, КНР, США, Британии и Франции приняли заявление против ядерной войны

Лидеры России, Китая, Великобритании, США и Франции опубликовали совместное заявление о необходимости предотвращения ядерной войны и…

«Всем понятно, что третья мировая может быть только ядерной. Но обращаю ваше внимание, что это в голове западных политиков постоянно вертится ядерная война, а не в голове россиян. Поэтому я вас уверяю, что мы не позволим этой провокации заставить нас выйти из равновесия, но если против нас начнут развязывать реальную войну, то, наверное, должны об этом думать те, кто такие планы вынашивает, — а они, на мой взгляд, вынашиваются», — сказал глава МИД.

С его точки зрения, разговоры о потенциальной войне Запад ведёт для того, чтобы держать в напряжении мировую общественность, поддерживать русофобию и проводить политику недобросовестной конкуренции.

Министр также высказался по поводу якобы ответственного подхода западных стран к вопросу ядерного оружия, напомнив о воинственных заявлениях генсека НАТО.

«Господин Столтенберг в угаре пропагандистском, в желании понравиться самым радикальным силам на Западе сказал, что никто не запретит НАТО делать то, что НАТО захочет, в том числе если НАТО решит разместить ядерное оружие на восточно-европейских территориях. Но начнём с того, что НАТО не может решать, где ему ядерное оружие размещать: у него его нет, оно есть у американцев. Но намёк, который господин Столтенберг сделал, — он весьма показателен», — добавил Лавров.

Решительный отказ

Примечательно, что возможность создания бесполётной зоны над Украиной исключили не только в Соединённых Штатах. В частности, об этом говорил премьер-министр Великобритании Борис Джонсон на пресс-конференции 1 марта. По его словам, эта мера предполагает борьбу с российскими самолётами, что не входит в повестку ни одной из стран НАТО.

Аналогичную точку зрения 28 февраля в интервью NBC выразил Йенс Столтенберг. Он подчеркнул, что альянс не планирует присутствовать ни на земле, ни в воздушном пространстве Украины.

«В то же время на нас лежит ответственность за то, чтобы он (конфликт. — RT) не вышел из-под контроля, рискуя перерасти в полномасштабную войну в Европе с участием союзников по НАТО», — заявил генсек.

  • Символика НАТО
  • Gettyimages.ru
  • © Thiago Prudencio / SOPA Images / LightRocket

К тому же в Пентагоне 2 марта усомнились в том, что Россия обладает господством в воздухе над Украиной, о чём 28 февраля на брифинге сообщил официальный представитель Минобороны генерал-майор Игорь Конашенков.

«Мы считаем, что воздушное пространство над Украиной по-прежнему оспаривается. Русские не добились превосходства в воздухе над всей территорией страны. Украинские средства противовоздушной и противоракетной обороны остаются невредимыми и эффективными, но то же можно сказать и о российских (средствах ПВО. — RT)», — сказал на брифинге высокопоставленный представитель американского оборонного ведомства.

Ранее, 24 февраля, президент Украины Владимир Зеленский в Twitter заявил, что на переговорах с французским лидером Эммануэлем Макроном потребовал от Евросоюза установить над Украиной бесполётную зону. Этот вопрос он поднимал и позднее. С аналогичной просьбой к Международному агентству по атомной энергии (МАГАТЭ) 3 марта обратилось Министерство энергетики Украины. В ведомстве уверены, что НАТО должно закрыть воздушное пространство над ядерными объектами республики.

Изматывающая тактика

При этом опрошенные RT эксперты констатируют, что западные страны, несмотря на активную поддержку Украины, не стремятся за неё воевать, поскольку не намерены нести ответственность за дальнейшую судьбу республики. Тем более что им гораздо выгоднее наблюдать за процессом со стороны, поскольку ни одному государству Запада не нужен прямой военный конфликт с Россией на своей территории.

«Изначально США и их союзники хотели сохранить ситуацию в русле управляемого ими конфликта низкой интенсивности, который бы вытягивал из России силы. Однако спецоперация Москвы в некотором роде разрушила эти планы Запада. Поэтому теперь американцы и европейцы пытаются изменить баланс сил, забрасывая Украину оружием и деньгами», — рассказал профессор НИУ ВШЭ Дмитрий Евстафьев.

По его мнению, в этих условиях демонстративный отказ США от проведения испытаний своей баллистической ракеты является пиар-ходом.

«В Вашингтоне не могут со стопроцентной точностью сказать, как пройдут эти испытания. А вдруг ракета не взлетит, или взорвётся, или у неё произойдёт отказ. И это будет большим ударом по имиджу США — и президента в частности. К тому же, эта ракета была разработана 50 лет назад, поэтому её запуск лишь подчеркнул бы, насколько далеко ушла Россия в плане обновления своих стратегических ядерных сил», — добавил аналитик.

  • Американская межконтинентальная баллистическая ракета Minuteman III
  • © U. S. Air force

В свою очередь, политолог Александр Асафов в беседе с RT заметил, что нынешнее отношение западного мира к Украине в очередной раз демонстрирует его потребительский подход.

«Для США и НАТО Украина — лишь инструмент. И что там происходит в стране, по большому счёту им не очень интересно — лишь бы это оставалось поводом для санкций и продолжало наносить репутационный, экономический и дипломатический ущерб России», — рассказал Асафов.

В связи с этим, заметил он, Запад не торопится принуждать Киев к выработке договорённостей с Россией.

Также по теме

«Примитивный и грубый цинизм»: почему США отрицают геноцид русскоязычного населения в Донбассе

США демонстрируют не просто двойные стандарты, но грубый цинизм, подвергая сомнению факт геноцида русских в Донбассе, заявил посол РФ…

«Как минимум американцам совершенно точно не нужны мирные переговоры и демилитаризация с денацификацией. Они — самая заинтересованная сторона в серьёзном военном конфликте между Россией и Украиной, так как на РФ можно тогда накладывать любые санкции, а Украину использовать как постоянный предлог для этого», — подчеркнул Асафов.

При этом, по словам Дмитрия Евстафьева, Россия готова к диалогу с ныне действующими властями страны, что является важным сигналом.

«Россия продолжает рассматривать Зеленского в качестве легитимного президента Украины. Это очень важный сигнал Западу. Мы расцениваем ситуацию как результат сознательных действий нынешнего политического руководства Украины под воздействием и влиянием США и Великобритании», — пояснил эксперт.

Москва продолжает считать киевские власти военными преступниками, но вместе с тем подчёркивает, что все преступления совершались с негласного одобрения западных стран, уточнил Евстафьев.

«Россия в последние дни постоянно подчёркивает, что поведение украинских силовиков является следствием политического решения киевской власти, которая находится, в свою очередь, под управлением США и Великобритании. В этом смысле мы указываем, на кого ляжет вся ответственность и кто сядет на скамью нового трибунала по военным преступлениям в ходе этой войны. Это очень важно с политической точки зрения, так как демонстрирует позицию России — что ни киевским властям, ни их западным кураторам впоследствии не удастся всё списать на мелких исполнителей», — резюмировал аналитик.

Россия умеет воевать и тут нечему удивляться — РТ на русском

После начала операции ВКС РФ в Сирии Запад оказался поражён российской военной мощью, однако на самом деле удивляться нечему, пишут американские СМИ. По мнению журналистов, Москва тратит на армию серьёзные суммы, а «Россия — это государство, обладающее крупным военным потенциалом, и относиться к ней нужно соответственно».

Весь мир замер в изумлении: российские самолёты в Сирии сбрасывают на боевиков управляемые бомбы, а крылатые ракеты поражают цели с расстояния в сотни миль, пишет The National Interest. Изложение материала приводит ИноТВ.

«Как такое могло случиться? Что произошло с незадачливой российской армией?» — задаётся вопросом издание. Впрочем, по мнению автора статьи Майкла Пека, вернее было бы поставить вопрос иначе: «Почему все так удивлены, что Россия знает, как вести войну?»

Как отмечается в материале, мировые СМИ уделили немало внимания прогрессивному вооружению России в Сирии и рассуждениям о том, сколько управляемых бомб РФ использовала или способна использовать. При этом большинство СМИ испытали «шок и трепет» в отношении возможностей российской армии, подчёркивает The National Interest.

Между тем в российском вооружении самом по себе нет ничего настолько впечатляющего, утверждает автор. Как напоминает издание, в 1941 году танк Т-34 деморализовал войска Германии. Советские противотанковые системы и системы ПВО удивили израильские вооружённые силы в 1973 году и американские ВВС во Вьетнаме.

Современные российские танки оснащены прогрессивными системами навесной динамической защиты от противотанковых ракет, а российские истребители, такие как Су-30, способны конкурировать с лучшими американскими самолётами, считает автор. По словам командующего силами США в Европе генерала Ходжеса, российские вооружённые силы производят впечатление благодаря способности очень быстро перемещать подразделения на большие расстояния.

При этом Россия посылает лишь небольшое число военных и несколько десятков самолётов на дружественные базы в Сирии, продолжает The National Interest. Для Эквадора или Новой Зеландии это было бы достижением, но для России, обладающей большой военной мощью, это едва заметный шаг, который не идёт ни в какое сравнение с отправкой сотен тысяч американских военных во Вьетнам, Ирак и Афганистан, отмечает Пек.

По мнению автора, это говорит о том, что Россия — не какая-нибудь терпящая крах страна третьего мира с воображаемой армией, но нация с третьими по величине расходами на армию на этой планете. После миллиардных затрат на вооружённые силы стоило бы ожидать, что оценка уровня российской армии будет несколько лучше, чем это отражено во фразе «они не оплошали», подчёркивает издание.

Возможно, изумление Запада российским военным потенциалом отчасти связано с завистью, предполагает автор. Сейчас, когда НАТО пытается справиться с «агрессивной Россией в Восточной Европе», многие задаются вопросом, смогут ли такие страны, как Великобритания или Германия, снарядить хотя бы пару тысяч военнослужащих и несколько дюжин военных самолётов без помощи США, пишет Майкл Пек.

«Россия — государство, обладающее крупным военным потенциалом, и относиться к ней нужно соответственно», — резюмирует The National Interest.

В Швеции рассказали, как НАТО будет воевать с Россией

У России будет преимущество, если вблизи Швеции начнется война с НАТО, утверждают шведские эксперты. Они обозначили ряд недостатков сил Североатлантического альянса. Аналитики нередко строят прогнозы относительно предполагаемого вооруженного конфликта между Россией и НАТО.

В случае крупномасштабной войны в непосредственной близости от Швеции у России будет преимущество, полагают эксперты НИИ оборонных исследований Швеции (FOI), о чем они написали в новом докладе «Западные военные возможности в Северной Европе — 2020». В нем приводится системный анализ соотношения сил Запада и России, сообщает телеканал SVT.

«Если на оборонную подготовку Запада не хватит времени, у России будет явное преимущество в непосредственной близости от нас, особенно на земле», — обратил внимание ответственный редактор доклада Кристер Паллин. Он уточнил, что это превосходство будет длиться довольно долго, а чтобы Соединенные Штаты могли прибыть на эту территорию с более крупными сухопутными войсками, потребуется по меньшей мере пара месяцев.

Как отметили в FOI, страны Североатлантического альянса проводят недостаточно учений, и несмотря на преимущество в воздухе и на море, их силы рассредоточены географически и обладают очень разными военными возможностями.

В докладе подчеркнули, что военно-политический блок должен не наращивать силы, а действовать быстрее.

Паллин обратил внимание, что, хотя происходит увеличение военных расходов и приближение позиций НАТО к России, серьезных изменений в балансе сил не наблюдается. «В целом картина очень похожая и по доступности, и по качеству подразделений. Есть приближенное присутствие, которого не было в 2014 году и которое постепенно улучшается. И есть более простые меры, которые могут улучшить шансы западной стороны», — подчеркнул он.

Для оценки баланса сил НАТО и союзников блока по отношению к России авторы доклада провели военную игру. Эксперты FOI среди прочего сымитировали нападение российской стороны на Прибалтику через Белоруссию без применения ядерного оружия. В результате они констатировали, что в таком случае у Москвы «есть неплохие шансы на успех».

Gazeta Polska ранее утверждала, что Россия якобы хочет вступить в вооруженный конфликт со странами Североатлантического альянса. Как отмечалось в издании, в Москве допускают «возможность применения самого смертоносного оружия» для нейтрализации сил на восточном фланге альянса.

В свою очередь экс-командующий сухопутными военными силами Польши генерал Вальдемар Скшипчак предполагал, что у России «на захват стран Балтии» уйдет от двух до четырех суток.

По его словам, в случае вооруженного столкновения силы Балтфлота и войска Калининградского оборонительного района обеспечат России перевес над противником на море и в воздухе, а также смогут препятствовать переброске подразделений НАТО.

В прошлом месяце колумнист Джон Россомандо в статье для National Interest заявил, что российские войска быстро одержат победу над соединениями НАТО в Восточной Европе в случае конфликта с альянсом. По мнению журналиста, альянс ждет поражение, если он не увеличит присутствие американских военных в Эстонии, Латвии и Литве. К тому же, как указано в материале, в случае войны армии России и Белоруссии захватят территории вдоль границы и разорвут силы военно-политического блока напополам. В связи с этим Польшу призвали освежить арсеналы и восстановить линии снабжения времен «холодной войны».

Кроме того, Россомандо напомнил о прошедших в Польше учениях «Зима-20», на которых предполагаемый противник с востока разгромил польскую армию за пять дней. При расчетах польские военные учитывали еще не полученные от Соединенных Штатов новейшие самолеты F-35 и системы ПРО Patriot вместе с РСЗО HIMARS.

«Учения показали, что восточный фланг Североатлантического альянса уязвим для «российского вторжения»,

— указали в статье.

Помимо этого, эксперт отметил усиление и модернизацию Россией Западного военного округа, где сосредоточены наиболее боеспособные военные части с новейшей бронетехникой.

При этом в Москве неоднократно говорили о безосновательности опасений из-за того, что Россия может напасть на какую-либо страну НАТО. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров отмечал, что в Североатлантическом альянсе это прекрасно понимают, но делают подобные заявления для усиления группировки альянса в регионе.

Оливер Стоун рассказал, почему США проиграли войну с террором после атак 9/11 — Российская газета

Через пять дней после терактов 11 сентября 2001 года, когда пожарные еще только начали разгребать руины башен-близнецов в Нью-Йорке, президент США Джордж Буш-младший на лужайке перед Белым домом объявил «войну терроризму». Начало ей положило вторжение американских войск и их союзников в Афганистан, затянувшееся на целое поколение и ставшее самой длинной войной в истории Америки. Почти двадцать лет спустя, в конце августа 2021 года, эта кампания завершилась бегством американских войск, которое многие сравнили с другим позором США — концом войны во Вьетнаме (1965-1973).

Теперь Америка приходит в себя и подводит итоги. Какие шрамы оставит эта бесславная война в американском общественном сознании? Какие уроки извлекут из нее политики в Вашингтоне? За ответами на эти вопросы корреспондент «РГ» обратился к человеку, который, как немногие, умеет прямо, честно, без прикрас говорить о войне и знает ее не понаслышке.

Культовый голливудский кинорежиссер Оливер Стоун сам служил пехотинцем во Вьетнаме, а его фильмы об этой войне — «Взвод» и «Рожденный четвертого июля» — получили премию «Оскар» и вошли в золотой фонд американского кинематографа.

Оливер, президент США Джо Байден сейчас уверяет всех, что в Афганистане миссия была выполнена. Вы как американец чувствуете себя безопаснее, более защищенным от терроризма, чем 20 лет назад?

Оливер Стоун: Я никогда и не чувствовал, что терроризм мне угрожает. Нет никакой причины бояться терроризма американцу где-нибудь в Миссури, внутри страны.

Теракты 11 сентября 2001 года положили начало новой эпохе в истории США — войне с террором.

Кроме того, атаки 9/11 (так в США называют теракты 11 сентября 2001 года. — «РГ») больше планировали не в Афганистане, а в других странах — в Гамбурге (Германия), Малайзии. У террора нет конкретного местоположения в каких-то границах. Я считаю, что акцент на терроризме сильно преувеличен. Это страх, который был создан искусственно.

Зачем это нужно?

Оливер Стоун: Это всегда было иллюзией, химерой, нелепым страхом, который наши лидеры внедрили в сознание американцев, чтобы закрутить гайки гражданских прав, чтобы принять Патриотический акт (закон 2001 года, предоставивший властям и спецслужбам США широкие полномочия для борьбы с терроризмом. — «РГ»), чтобы увеличить нелегальную слежку за американцами и всем миром, чтобы нарастить бомбежки с беспилотников. Делать все то, что никогда бы не сошло им с рук в 1960-е и 1970-е.

Как все произошедшее в Афганистане повлияет на имидж Америки в мире, на образ о ее исключительности?

Оливер Стоун: Поведение Америки в этих войнах деструктивно. Частично это из-за того, что ЦРУ управляло войной в Афганистане, определенными ее составляющими. То же самое было и в Ираке, и во Вьетнаме. ЦРУ занималось внесудебным преследованием и расправами. Было много убийств, не только со стороны военных, но и со стороны подрядчиков. Это напоминало программу «Феникс» во Вьетнаме (операция ЦРУ по убийствам, похищениям и пыткам против партизанского движения в Южном Вьетнаме. — «РГ»). Но необходимо понимать, что когда убиваешь людей, то открываешь двери в новый мир, где твоя безопасность уже не гарантирована. Меня всегда тревожит упрямство Америки, ее заносчивость, чувство превосходства — это большие факторы в таких вещах. Я не вижу этому конца, потому что не вижу конца этому менталитету.

В пылу борьбы с террором США без суда и выдвижения обвинений месяцами пытали подозреваемых и держали их в секретных тюрьмах. Фото: коллаж AP Photo / REUTERS

Худшее, что можно сказать американцам, так это что с их исключительностью покончено. Они будут спорить, спрашивать: «Что вы имеете в виду? Мы — исключительные!»

Я с этим не согласен, думаю, мы такие же, как и все. И история будет судить нас по тем же меркам, что и остальных. Мы находились в очень выигрышной позиции. Нам сошло с рук много плохого. Не знаю, сколько еще история будет это все терпеть.

Разрешение на применение военной силы от 2001 года, выданное Джорджу Бушу-младшему для охоты на ответственных за теракты 9/11. Этой страницей текста Буш-младший и его преемники обосновали военное присутствие на территории 14 стран Фото: govinfo.gov

Вы сняли нашумевший документальный сериал «Нерассказанная история США», десятая часть которого называется «Буш и Обама: Эпоха террора». Она как раз охватывает начало войны в Афганистане. А что сейчас, начинается новая эпоха?

Оливер Стоун: Начинается ли? Мне бы хотелось так думать. Но это больше напоминает «День сурка» (фильм 1993 года, герой которого завис во времени и просыпался в один и тот же день. — «РГ»).

Если бы вы сегодня снимали продолжение вашего сериала по новейшей истории, как бы вы его назвали? Или мы все еще в «Эпохе террора»?

Оливер Стоун: Эпоха заката. Я сейчас снимаю документальный фильм о чистой энергетике. Всему миру угрожают изменения климата, это важнейшая проблема, которая стоит перед всеми странами, не только нами. Но Америка шла по очень разрушительному пути, вкладывая все свои деньги в войны и военные начинания, в то время как нужно было вкладываться в нашу инфраструктуру.

Русские после СССР поняли, что невозможно удержать империю, если тратить слишком много на зарубежную помощь. Это поспособствовало разрушению вашей собственной экономики. Но у вас был хороший лидер в лице Михаила Горбачева, чтобы русские о нем ни думали. Хороший лидер в том смысле, что он смог запустить переходный период. Мне кажется, ему не дали завершить этот переход. Борис Ельцин сместил его, и, насколько я понимаю, русские этого хотели. Но такие уникальные люди нужны.

Является ли Байден таким — я не знаю. Он стар, и это хорошо, у таких людей другой взгляд на вещи. Они не столь подотчетны. Если электорат повернется против них, они не будут каждодневно переживать за цифры в соцопросах. Поэтому он может позволить себе занимать свою позицию. У него умер сын после войны в Ираке (Бо Байден, скончался в 2015 году от опухоли головного мозга. — «РГ»), поэтому он знаком с болью утраты.

Джо Байден в кругу семьи на похоронах своего сына. Фото: AP Photo/Patrick Semansky

В то же время я не знаю, что он будет делать с Ираком. Мне кажется, правильным было бы вывести войска из Ирака, как и из Сирии. Мы вовлечены в эту нелепую и незаконную войну, мы ухватили часть сирийской территории. Поразительно, что нам это сходит с рук.

Так что война с террором, которую мы вели 20 лет, еще не закончилась. И начинавшие ее люди — президент Джордж Буш-младший и его вице-президент Дик Чейни, — они все еще рядом. Мне бы хотелось, чтобы Дональд Рамсфелд (министр обороны США на момент начала войны в Афганистане, умер в июне 2021 года. — «РГ») был здесь и увидел, к чему это все привело, потому что это — справедливость.

На видеокадрах церемонии вручения Оскара в 1987 году за фильм «Взвод» вы под бурные аплодисменты аудитории выразили надежду на то, что война, подобная вьетнамской, никогда не повторится. И добавили, что если повторится, это будет означать, что Америка не извлекла из нее никаких уроков. Как вы думаете, сейчас в американской политике может сформироваться «афганский синдром»? Есть ли в сегодняшней Америке место для партии мира?

Оливер Стоун: В США нет партии мира. Это невозможно до тех пор, пока демократы ведут себя как республиканцы. Они во многом соглашаются в вопросах войны. У нас до сих пор действует разрешение на применение военной силы, одобренное в 2001 году при Буше-младшем (изначально было оформлено против ответственных за теракты 9/11, но в результате использовалось для военных операций в десятке стран. — «РГ»). Они видят себя борцами с терроризмом. Но чего мы боимся? Мы гигантская страна. Не существует стопроцентных гарантий жизни, никто не может обеспечить безопасность такого уровня. Когда мы начинаем обещать людям безопасность, это приводит к тому, что мы начинаем забирать их свободы. Потому что безопасность дается через регулирование, а регулирование ведет к угнетению. Я не вижу этому конца, пока мы не сделаем шаг назад, не признаем, что люди достаточно умны и могут и сами внести вклад в свою безопасность. Такой либертарианизм в некотором духе.

Оливер Стоун, 1987 год: «Спасибо. Думаю этой наградой вы выражаете признательность ветерану Вьетнама, в первый раз понимаете, что там произошло. И я думаю, вы этим говорите: это никогда не должно повториться в нашей жизни. (Бурные аплодисменты). А если повторится, значит, американские парни погибли там ни за что, значит, Америка ничему не научилась во Вьетнамской войне».

Например, война во Вьетнаме сильно ударила по США. 1970-е были периодом, когда мы смотрели внутрь самих себя, были перемены к лучшему. Но из нее выросла и большая группа тех, кто был возмущен поражением. И когда Рональд Рейган пришел к власти, он своим вторжением на Гренаду (1983) заявил, что «вьетнамский синдром» закончился. Когда консервативные элементы проигрывают войну, это как с Германией в Первой мировой — они винят политику, кого угодно, только не себя. Именно консерваторы и хотели войны, но они никогда не хотят признавать свои ошибки. Людей, которые развязали войну в Ираке под ложными предлогами об оружии массового поражения, никогда так и не привлекли к ответственности за сделанное.

В интервью «Российской газете» в 2014 году вы заметили, что США — это страна, которой всегда нужен враг. На какое-то время врагом номер один был провозглашен терроризм. Как думаете, а кто сегодня настоящий враг для Америки?

Оливер Стоун: Если подумать об этом и изучить факты, то враги у нас появляются только потому, что Госдепартамент и Пентагон ежегодно сами составляют перечень угроз национальной безопасности. Россия обычно на высоких позициях в этом списке, Китай теперь еще выше. Дальше Иран, уверен, что там и Венесуэла, и КНДР, и Куба. Но правда в том, что со всеми этими людьми можно вести переговоры. А враждебную позицию по отношению к другим странам занимали мы сами. «С нами или против нас», — так сформулировал это Буш-младший. Но я не думаю, что это точное описание того, как в мире все устроено.

Есть настоящий кризис — это изменение климата. И если бы мы со всей нашей научной энергией сотрудничали с Россией и Китаем, мы всерьез могли бы повлиять на проблему выброса углекислого газа. Эти две страны многое делают в контексте изменений климата, возводят ядерные реакторы, пытаясь снизить выбросы CO2. Нам всеми средствами нужно сделать окружающую среду лучше. Но США пока до этого не добрались, потому что эта проблема не вызывает у нас страха. Когда лесных пожаров и наводнений станет слишком много, возможно, мы очнемся, но может быть уже поздно. Сотрудничество крайне необходимо, поскольку так можно достичь целей быстрее, строить быстрее.

Но если мы вместо этого тратим бюджет на военную конфронтацию с Россией и особенно с Китаем, это расточительство, которое поспособствует скорейшему разрушению нашей планеты.

2021 год: Бойцы батальона «Бадри 313» движения «Талибан» (запрещено в РФ), одетые в американское снаряжение, поднимают свой флаг на фоне вывода солдат США из Афганистана. 1945 год: Американские морпехи поднимают звездно-полосатое знамя на горе Сурибачи во время сражения за Иводзиму. Снимок стал в США одним из символов Второй мировой войны. Фото: Badri 313 Battalion (подразделение запрещённой в России террористической организации Талибан) / AP

Вы воевали во Вьетнаме. В эти дни вы, наверное, видели фотографии из Кабула, на которых бойцы движения «Талибан» (запрещено в РФ) позируют в захваченной ими новенькой натовской униформе, с американскими автоматами и прочими арсеналами. Все это было оплачено налогоплательщиками из США. Что сейчас чувствуют американские солдаты, наблюдая, как талибы, с которыми они сражались 20 лет, овладели Афганистаном?

Оливер Стоун: Уверен, они подавлены, они теряли там друзей. К сожалению, много людей были убиты и ранены, вернулись домой инвалидами с той войны. Много усилий было приложено. И они чувствуют, что это не окупилось, все вернулось к нулевой отметке. Это нормальные чувства в такой ситуации, во Вьетнаме люди ощущали то же самое: то была плохая война, о которой нужно забыть. Но проблема с войной в том, что она вот так не уходит, не заканчивается, а проходит через поколения.

Бойцы движения «Талибан» позируют в захваченной ими новенькой натовской униформе. Фото: REUTERS

Вы как режиссер знаете, как сильны могут быть визуальные образы. Кадры разрушения башен-близнецов в Нью-Йорке 11 сентября в 2001 году шокировали весь мир. Потрясли ли вас кадры, поступавшие в последние недели из Афганистана?

Оливер Стоун: Честно говоря, думаю, в этом слишком много истерии. Медиа стали слишком сильны. Появляется фотография людей, пытающихся залезть на самолет, и мир сходит с ума. Мы не можем реагировать на фотографию людей, падающих с самолета, это становится нелепо. Здесь человек погиб, там погиб, и все в ужасе. Это все становится очень эмоционально, но внешняя политика так не делается. Необходимо быть выше индивидуальных усилий, истерик и страхов, которые есть в каждом.

В прессе и соцсетях США чувствуется много эмоций, но также заметен и своего рода выдох облегчения от того, что еще одному поколению американцев не придется воевать и умирать в Афганистане. В сухом остатке Байден ведь сделал то, чего от него хотели американцы? Вы поддерживаете его решение?

Оливер Стоун: Конечно, я поддерживаю. Но я думаю, то же самое надо сделать в Ираке и Сирии. И, к слову, наши войска вообще повсюду. У нас огромная военная машина по всему миру. Выводом из Афганистана мы никаких денег не сэкономим. Они возьмут эти самые деньги и направят их против Китая. В следующем году военный бюджет только вырастет. Как я уже говорил, это все напоминает «День сурка».

Президент Байден, за которого я голосовал, выступил с хорошей речью. На него обрушилось очень много критики в нашей стране со стороны людей, которые не понимают, что вывод войск из такой страны — это в любом случае бардак. То, что это случилось без явной катастрофы, уже хорошо. Хотя, как и в любой войне, много людей пострадало, включая тех афганцев, которые работали на нас. У многих из них будут проблемы.

Сотни, тысячи, десятки тысяч бомб не помогли США победить терроризм. Фото: Getty Images

США вывели войска, но напоследок нанесли два удара с беспилотников по Кабулу и одной из провинций. СМИ сообщили, что погибли и мирные граждане, даже дети — «сопутствующий ущерб», как называют это в документах. Как вы думаете, бомбами можно победить терроризм?

Оливер Стоун: Мне кажется, война в Афганистане, как и большинство войн, была войной против гражданского населения. Мы убили много мирных граждан в Афганистане, вероятно, гораздо больше, чем талибов. Так было и во Вьетнаме, и в Ираке. Мы не хотим брать за это ответственность.

Терроризм можно победить применением экономических, социальных, культурных идей. Идеи сильнее терроризма. До него не доберешься, если сам обращаешься к бомбежкам, убийствам, внесудебным методам, террору. Так можно нанести некий ущерб, но в конечном итоге так не победить. И против терроризма не надо сражаться огромной армией, необходимо полицейское воздействие, умная работа на полевом уровне.

Считаете ли вы, что война в Афганистане изначально была обречена или были шансы на успех?

Оливер Стоун: Это была провальная идея с самого начала. Как мы помним, нападавшие 11 сентября 2001 года были в основном выходцами из Саудовской Аравии. Это толком не расследовали. Халид Шейх Мохаммед был ключевым идеологом, планировщиком, он бывал и в Гамбурге, и в Малайзии, он раз или два встречался с Усамой бен Ладеном в Афганистане.

Поэтому вся эта концепция, что группировка «Аль-Каида» (запрещена в РФ) вся в Афганистане, а «Талибан» — их союзники… Да они никогда не были союзниками, между ними всегда были трения. В какой-то момент была возможность провести переговоры с «Талибаном», чтобы выдавить оттуда силы «Аль-Каиды».

В любом случае, ЦРУ потеснили и тех, и других еще в самом начале войны. Никакой необходимости посылать туда еще войска не было, потому что, по сути, все закончилось в 2002 году. Как признали многие журналисты, Америка в конечном итоге сильно перевоевала. В Афганистан отправились войска США, прочесывавшие деревни и наживавшие врагов. Солдаты искали врага, которого там не было, и когда они не могли найти его, они уставали. Я знаю это чувство. Морпехи начинают злиться на местное население, возникают стычки.

Вероятно, самую высокую цену заплатил афганский народ. Теперь многие афганцы пытаются убежать из страны в Европу и США. Как вы думаете, обязаны ли США им помочь? Рады ли американцы принять афганских беженцев?

Оливер Стоун: Сложно сказать, что люди думают на самом деле. У США годами была крайне жесткая квота для беженцев. Но правильным было бы позволить тем афганцам, кто на нас работал, въехать в США, как и иракцам. Часть из них — это плохие парни, без вопросов. Но раз уж мы сделали то, что сделали, необходимо нести ответственность. Необходима программа переселения. Мы можем работать над этим с «Талибаном».

Но, как я уже говорил, в Афганистане применялись внесудебные методы, ужасные крайности, и «Талибан» может жаждать мести в отношении некоторых из этих людей.

В прессе республиканцы обвиняют Джо Байдена, демократы обвиняют Дональда Трампа. Но, действительно, каким бы позорным ни был вывод войск, предшествовавшая ему война была намного хуже. Бомбежки, пытки в секретных тюрьмах. Список ответственных за это гораздо длиннее, так ведь?

Оливер Стоун: Конечно. А помните, как все начиналось? Збигнев Бжезинский в 1979 году уговорил президента Джимми Картера поддерживать моджахедов в их убежищах против правительства Афганистана, причем еще до ввода войск СССР. Бжезинский был поляком и глубоким врагом русских. Он хотел, чтобы СССР своим вводом войск попал в ловушку, что Леонид Брежнев и сделал. Это была большая ошибка. Мы же с самого начала поддерживали моджахедов, чтобы те убивали русских. Бжезинский гордился этим. Как он говорил, что такое кучка взбудораженных исламистов, если речь идет о падении коммунизма.

Военные действия в Афганистане. 1986 год. Фото: Будан Виктор/Фотохроника ТАСС

И этим пронизана вся история. Великобритания проделывала это многократно. Они всегда поддерживали фундаменталистов против умеренных элементов. Потому что это отвечало колониальным интересам по контролю над ресурсами. Разделяй и властвуй — таков рецепт победы. Они разделяли колонии, ставили их на службу своим интересам.

США последовали именно в этом русле. Мы совершенно провально сделали это в Афганистане, продолжаем делать в Ираке. Многие говорят, что мы и спровоцировали сопротивление в Ираке, посеяв там идеи фундаменталистов.

Вы планируете снять фильм об афганской войне?

Оливер Стоун: (Смеется). Нет, я так не думаю. Это уже не моя война. Это интересная тема, но если уж говорить правду, то большинство фильмов Голливуда о войне снимается под контролем Пентагона.

Так выглядит точка в войне США в Афганистане. 30 августа командующий 82-й воздушно-десантной дивизией Армии США генерал-майор Крис Донахью последним из американских военных зашел в транспортник C-17, вылетевший из Кабула. Фото: REUTERS

20 лет войны в Афганистане в цифрах

Израсходовано (Афганистан и Ирак):

2 триллиона долларов

Погибло:

2,4 тысячи солдат США

3,9 тысяч наемников из США

67 тысяч афганских военных

52 тысячи талибов

от 47 тысяч (по официальным данным США) до 360 тысяч (по оценкам правозащитных организаций) мирных афганцев

Источники: Fox News, Wikipedia

Визитная карточка

Оливер Стоун родился в 1946 году в Нью-Йорке. Отец — еврей, мать — француженка из католической семьи, но оба не были религиозными, потому в качестве компромисса будущего кинорежиссера определили в евангелистскую школу (ныне Стоун считает себя буддистом).

В 1967 году был призван в армию и отправился во Вьетнам, где воевал больше года. Был дважды ранен. Вернулся с несколькими боевыми наградами. Обладатель множества кинопремий (в том числе трех «Оскаров»). Первого получил за лучший сценарий к фильму Алана Паркера «Полуночный экспресс». Два других были вручены ему уже как режиссеру двух фильмов из «вьетнамской трилогии» — «Взвод» и «Рожденный четвертого июля». Всего снял больше 30 фильмов.

Был трижды женат, имеет троих детей.

15 сентября Оливеру Стоуну исполнится 75 лет, с чем редакция «РГ» и поздравляет легендарного кинорежиссера.

Большинство американцев говорят, что США имеют право вести Вторую мировую войну, в то время как 1 из 5 не знает

Американские солдаты высаживаются у берегов Франции под шквальным огнем фашистских пулеметов, 6 июня 1944 года. ()

Большинство американцев считают, что Соединенные Штаты были правы, участвуя во Второй мировой войне, но многие настроены либо скептически, либо не знают об этом, согласно опросу, опубликованному в преддверии 75-й годовщины вторжения в день «Д», положившего начало освобождению Европы.

Вступление США в войну, вызванное нападением Японии на Перл-Харбор в декабре 1941 года, было «полностью оправданным» или «отчасти оправданным», заявили 66% участников онлайн-опроса YouGov, результаты которого были опубликованы во вторник. 20% ответили, что не знают, а 14% сказали, что это «не очень» или «совсем не оправдано».

Тем не менее, опрос показал, что среди опрошенных наибольшую поддержку получила кампания союзников во Второй мировой войне, за которой следовала Американская революция, которую шесть из 10 назвали оправданной.

В ходе опроса, проведенного 21-22 мая, 1200 граждан США в возрасте от 18 лет и старше спросили об их взглядах на войну в целом и на конкретные конфликты, в которых Америка участвовала после отделения страны от Британской империи в 1776 году.

Немногие американцы считают, что для войны никогда не бывает повода — так считает менее одного из 10, — но большинство считают, что войны редко бывают оправданными.

Чуть более половины считают Гражданскую войну и Первую мировую войну оправданными. Менее половины участников считали майора У.Военные интервенции S. с 1945 года — война в Корее, война во Вьетнаме, война в Персидском заливе и Афганистан — стоили того, чтобы сражаться, в то время как примерно от четверти до трети в каждом случае сказали, что они не знали.

Неясно, отражало ли это противоречивые чувства или неосведомленность о войнах.

Респондентов не спрашивали о войне в Ираке с 2003 по 2011 год или кампании против Исламского государства, начавшейся в 2014 году.

Америка раскололась по поводу Второй мировой войны, причем те, кто родился в последние 40 лет, менее всего склонны поддерживать роль Америки в борьбе.

Среди миллениалов, определяемых как поколение, родившееся между 1982 и 1999 годами, 19% считают это неоправданным, а также 17% тех, кто родился позже. Таких же взглядов придерживаются около 12% представителей поколения X и бэби-бумеров.

миллениалов, однако, меньше всего сомневались в участии Америки во Вьетнаме: 25% из них хотя бы частично защищали его, а 43% выступали против. Для сравнения, 80% поколения, родившегося между 1928 и 1945 годами, и 64% бэби-бумеров сочли это необоснованным.

90 002 американца разделились поровну по поводу войны в Персидском заливе, начатой ​​после того, как иракские войска Саддама Хусейна вторглись в Кувейт в 1990 году, причем 36% опрошенных поддерживали или выступали против войны, а 28% заявили, что не знают.

Вторжение США в Афганистан после 11 сентября и их текущая миссия там были сочтены необоснованными 42% опрошенных, что является вторым по величине процентом после войны во Вьетнаме. Его поддержали тридцать пять процентов.

Республиканцы и демократы расходились во мнениях по большинству войн, причем республиканцы чаще оправдывали их, но раскол был наиболее заметен в отношении их взглядов на Афганистан.Его поддержали 55% республиканцев, против выступили 56% демократов.

И хотя большинство американцев верят, что к 2059 году разразится новая мировая война, менее половины считают, что сегодня США так же эффективно работают со своими военными союзниками, как международное сотрудничество, которое сделало возможным высадку в Нормандии 6 июня 1944 года.

Число тех, кто сказал, что ожидает мировую войну в ближайшие 40 лет, немного снизилось: с 64% в прошлом году до 59% в этом году.

[email protected] Твиттер: @chadgarland

Как бороться с силами, разделяющими нашу нацию


Нас разлучают организованные силы, которые получают прибыль от поляризации страны.

Филип К. Ховард | Автор мнения

Конгрессмены объединяются, чтобы слушать на фоне усиления политической поляризации

Представители Дин Филлипс (D-MN) и Дасти Джонсон (R-SD) объединяются на фоне усиления политической поляризации, чтобы слушать и решать проблемы со своими избирателями.

Джессика Косельняк, США СЕГОДНЯ

Что мы можем сделать с нашей страной? Это вопрос, который я слышу чаще всего. Вашингтон погряз в своего рода позиционной войне, без каких-либо перспектив движения вперед. И американцев сегодня можно разделить на два лагеря: обескураженных или разгневанных.

Американцы отступают во враждующие группы идентичностей, поскольку экстремисты требуют абсолютистских решений, чтобы победить другую сторону. В Америке ночь.

Тем не менее, американцы по-прежнему разделяют основные ценности уверенности в себе, терпимости и практичности, как показывают опросы.Поместите американцев в кризис, и они непременно поставят себя на карту, чтобы помочь своим согражданам, как это сделали основные работники во время блокировки COVID-19.

Мы действительно ненавидим друг друга? Я так не думаю. Нас раздвигают организованные силы, которые наживаются на поляризации страны.

Мнения в вашем почтовом ящике: Получайте дайджест наших взглядов на текущие события каждый день

Экстремисты имеют сцену и наслаждаются своей новой властью, чтобы загнать разумных людей в неразумные позиции — отрицать ли результаты выборов или преимущества вакцин, или потребовать, чтобы большинство американцев носили власяницы из-за грехов предков.

Политические инсайдеры манипулируют экстремизмом в своих целях. Политические партии больше не соревнуются за счет достижений, а за счет разжигания опасений, что другая сторона хуже.

Итог: Вашингтон не вытащит Америку из экстремистской пропасти.

Очевидно, нужны новые лидеры. Но новых лидеров недостаточно. Помните, что Барак Обама пообещал «перемены, в которые мы можем верить». Когда это не сработало, разочарованные избиратели выбрали его полную противоположность, Дональда Трампа, который пообещал «осушить болото».«Ничего особо не изменилось, кроме большего разочарования, ведущего к большему экстремизму.

Необходимо новое видение управления — такое, которое апеллирует к общим интересам, а также отвечает на наши разочарования. Чтобы отговорить поляризованных американцев от пропасти, мы должны понять, как мы оказались на краю этой обрыва.

Первопричиной экстремизма на протяжении всей истории часто является чувство бессилия. У людей есть врожденная потребность в самоопределении и возможностях. Можете ли вы делать и говорить то, что, по вашему мнению, имеет смысл? Если нет, то рано или поздно вам захочется вырваться.«Чаепитие», «Захвати Уолл-Стрит», «Жизни черных имеют значение», «Остановим воровство»: все эти недавние движения вызваны чувством бессилия.

Правительство контролирует принятие решений

Чего Обама и Трамп не смогли понять, так это того, что операционная философия современного правительства не учитывает роль человеческого суждения в общественной деятельности. Вместо того, чтобы предоставить открытую структуру целей и принципов, активируемую людьми, берущими на себя ответственность, правительство стремится полностью вытеснить человеческую деятельность.

На всех уровнях общества американцы лишены возможности делать выбор, необходимый для движения вперед. Действующие структуры современного общества — это варианты централизованного планирования, точно диктующие, как все делать.

Почему американцы чувствуют себя бессильными? Потому что они не могут изменить ситуацию, как и их выборные должностные лица.

Чтобы справиться с этим бессилием, необходимо новое видение управления. Я предлагаю восстановить модель ответственности человека, которую придумали создатели.Как выразился Джеймс Мэдисон, возлагая ответственность на «граждан, чья мудрость может лучше всего распознать истинные интересы их страны».

Закон должен устанавливать цели и границы, но оставлять их реализацию ответственным людям. Наша защита от неправильного выбора — это ответственность, а не бездумное подчинение. «Никто не является более горячим сторонником надлежащих ограничений», — писал Джордж Вашингтон, — но вы не можете лишить людей возможности оказывать необходимые услуги, потому что остается вероятность того, что они сделают что-то плохое.   

Создать открытую управляющую структуру, активируемую ответственностью человека, несложно — гораздо проще сформулировать цели, чем диктовать детали реализации. Посмотрите на любую организацию или агентство, которые работают сносно хорошо, и вы обнаружите, что люди сосредоточены на целях, а не на законах.

Но это новое видение управления представляет собой радикальный отход от статус-кво. Бюрократы больше не могут избегать ответственности, придерживаясь правил. Ни один паршивый учитель или шумный родитель больше не могут получить то, что хотят, отстаивая свои права.Ответственные люди на самом деле будут нести ответственность и будут иметь право действовать в соответствии со своим мнением. Другие люди будут уполномочены выносить суждения, чтобы привлечь их к ответственности.

Америка стала «ветократией»

Федеральное правительство никогда добровольно не вернется к философии управления, построенной на фундаменте человеческой ответственности. Все подробные правила и бюрократия могут помешать продвижению вперед, но они позволяют инсайдерам блокировать все, что им не нравится. Власть в Вашингтоне — это право вето — структура управления, которую политолог Фрэнсис Фукуяма называет «ветократией».”  

Изменения должны исходить извне. Видение изменений состоит в том, чтобы заменить бюрократию ответственностью человека. Пусть американцы снова используют свое суждение. Вместо соответствия дайте людям свободу требовать от других ответственности.

Так должно работать свободное общество и демократическое правительство. Вместо того, чтобы загонять американцев в враждующие лагеря, пытаясь навязать одну концепцию добра, это видение может объединить американцев, дав им возможность формировать собственное представление о добре в широких правовых рамках.

Позвольте американцам заставить все снова работать, и тьма скоро превратится в утро.

Филип К. Ховард – основатель Common Good. Его последняя книга – «Испытайте здравый смысл: замена несостоявшихся идеологий правых и левых».

Американские ветераны вступают в бой на Украине

Гектор дважды служил в Ираке в качестве морского пехотинца, затем вышел, получил пенсию и гражданскую работу, и думал, что с военной службы покончено.Но в пятницу он сел в самолет для еще одной командировки, на этот раз в качестве волонтера в Украине. Он сдал несколько сумок с оптическими прицелами, шлемами и бронежилетами, подаренными другими ветеранами.

«Санкции могут помочь, но санкции не могут помочь прямо сейчас, и люди нуждаются в помощи прямо сейчас», — сказал бывший морской пехотинец, который живет в Тампа-Бэй, штат Флорида, и, как и другие ветераны, опрошенные для этой статьи, спросил, что только его использовать имя из соображений безопасности. — Я могу помочь прямо сейчас.

Он один из множества американских ветеранов, которые говорят, что сейчас готовятся вступить в бой на Украине, воодушевленные приглашением президента страны Владимира Зеленского, который ранее на этой неделе объявил о создании «интернационального легиона» и попросил добровольцев со всего мира помочь защитить свой народ от России.

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба повторил призыв к боевикам, заявив в Твиттере: «Вместе мы победили Гитлера, и мы победим и Путина».

Гектор сказал, что надеется обучить украинцев своим навыкам: бронетехнике и тяжелому вооружению.

«Много ветеранов, у нас есть призвание служить, и всю свою карьеру мы готовились к такой войне», — сказал он. «Сидеть и ничего не делать? Мне пришлось это сделать, когда развалился Афганистан, и это тяжким бременем легло на меня.Я должен был действовать».

По всей территории Соединенных Штатов собираются небольшие группы ветеранов вооруженных сил, планируют и приводят в порядок паспорта. После многих лет службы в тлеющих оккупациях, пытаясь распространить демократию в местах, которые имели к ней лишь прохладный интерес, многие жаждут того, что они считают праведной борьбой за защиту свободы от авторитарного агрессора с помощью обычной и богатой мишенями армии.

«У этого конфликта есть явные положительные и отрицательные стороны, и, возможно, он стоит особняком от других недавних конфликтов», — сказал Дэвид Рибардо, бывший армейский офицер, который сейчас владеет бизнесом по управлению недвижимостью в Аллентауне, штат Пенсильвания.«Многие из нас наблюдают за происходящим и просто хотят схватить винтовку и пойти туда».

После вторжения он видел, как ветераны заполонили социальные сети, желая присоединиться к битве. Не имея возможности поехать сюда из-за обязательств, он провел последнюю неделю, выступая в качестве посредника для группы под названием «Волонтеры для Украины», выявляя ветеранов и других волонтеров с полезными навыками и связывая их со донорами, которые покупают снаряжение и авиабилеты.

«Это было очень быстро подавляющим, почти слишком много людей хотели помочь», — сказал он.На прошлой неделе он сказал, что работал над тем, чтобы отсеять тех, кто обладает ценными боевыми или медицинскими навыками, от людей, которых он назвал «боевыми туристами, у которых нет надлежащего опыта и которые не будут полезны».

Он сказал, что его группе также пришлось вычесывать ряд экстремистов.

На сайтах по сбору средств, таких как GoFundMe, действуют правила, запрещающие сбор денег для участия в вооруженных конфликтах, поэтому г-н Рибардо сказал, что его группа и другие стараются избегать конкретных указаний на участие кого-либо в боевых действиях. Скорее, по его словам, он просто связывает тех, кого он проверил, с людьми, которые хотят пожертвовать билеты на самолет и несмертельные предметы, описывая свою роль как «Tinder для ветеранов и доноров».

Ряд ведущих СМИ, в том числе Military Times и Time, опубликовали пошаговые инструкции по поступлению в армию в Украине. Правительство Украины поручило заинтересованным волонтерам связаться с консульствами на этой неделе.

Несколько ветеранов, связавшихся с консульствами на этой неделе, сказали, что все еще ждут ответа, и полагают, что сотрудники перегружены работой.

В четверг г-н Зеленский заявил в видео в Telegram, что к интернациональной бригаде присоединились 16 000 добровольцев, хотя неясно, каково истинное число. The New York Times не смогла найти ветеранов, активно воюющих на Украине.

Излияние поддержки обусловлено, по словам ветеранов, прошлым опытом. Некоторым хочется попытаться вернуть ту сильную ясность и цель, которые они чувствовали на войне, чего часто не хватает в современной жизни в пригороде. Другие хотят получить шанс исправить неудачные миссии в Ираке и Афганистане и видят в борьбе за защиту демократии от тоталитарного захватчика причину, по которой они пошли в армию.

В какой-то степени, невиданной в прошлых конфликтах, импульс к присоединению частично подпитывается все более взаимосвязанным миром. Американцы, смотрящие видео в реальном времени в Украине, могут одним щелчком мыши связаться с единомышленниками-добровольцами по всему миру. Ветеран в Финиксе может найти донора в Лондоне с неиспользованными авиамилями, водителя в Варшаве, предлагающего бесплатную поездку до границы, и местного жителя, у которого можно остаться в Украине.

Конечно, война редко бывает такой прямолинейной, как глубоко прочувствованный идеализм, побуждающий людей вступать в армию.И добровольцы рискуют не только собственной жизнью, но и втягивают США в прямой конфликт с Россией.

«Война — непредсказуемое животное, и как только вы ее выпустите, никто — никто — не знает, что произойдет», — сказал Даниэль Гейд, который потерял ногу в Ираке, прежде чем в течение нескольких лет преподавать лидерство в Военную академию США в Вест-Пойнте и ушел в отставку в звании подполковника. Он сказал, что понимает стремление к войне, но сказал, что риск эскалации, приводящей к ядерной войне, слишком велик.

«У меня просто сердце болит», — сказал он. «Война ужасна, и невинные всегда страдают больше всех».

Риск непреднамеренной эскалации привел к тому, что федеральное правительство США пыталось удержать граждан от превращения в бойцов-фрилансеров не только в этом конфликте, но и на протяжении веков. В 1793 году президент Вашингтон издал Декларацию о нейтралитете, предостерегая американцев от участия во Французской революции. Но усилия были неравномерными и часто зависели от более широких национальных настроений. Таким образом, на протяжении поколений непрерывный поток идеалистов, романтиков, наемников и флибустьеров брался за оружие — ехал с Панчо Вилья в Мексику, переправлял оружие на Кубу, сражался с коммунистами в Африке и даже пытался основать новые рабовладельческие государства в Центральной Америке.

Гражданская война в Испании незадолго до начала Второй мировой войны — самый известный пример. Более 3000 американцев присоединились к тому, что стало известно как батальон Линкольн-Вашингтон, чтобы сражаться вместе с избранным левым правительством против фашистских сил.

В то время Соединенные Штаты хотели избежать войны с Европой и оставались нейтральными, но Коммунистический союз молодежи арендовал рекламные щиты для вербовки боевиков, а члены истеблишмента проводили сборы средств для отправки молодых людей за границу.

Война между Россией и Украиной: что нужно знать


Карточка 1 из 4

Третий раунд переговоров. Украинская и российская делегации встретились на очередной переговорной сессии и договорились снова попытаться открыть гуманитарные коридоры для гражданских лиц, покидающих обстрелянные украинские города, но не добились прогресса в прекращении войны.

Эта попытка, которую сейчас часто романтизируют как доблестную прелюдию к борьбе с нацистами, закончилась плохо. Плохо обученные и оснащенные бригады в 1937 году совершили катастрофический штурм укрепленного хребта, три четверти личного состава были убиты или ранены. Другим грозила голодная смерть в неволе. Их лидер, бывший профессор математики, вдохновивший главного героя романа Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол», позже был схвачен и, скорее всего, казнен.

В четверг официальный представитель Минобороны России Игорь Конашенков сообщил Российскому агентству новостей, что иностранные боевики будут считаться не солдатами, а наемниками и не будут защищены гуманитарными нормами обращения с военнопленными.

«В лучшем случае они могут рассчитывать на уголовное преследование как преступники», — сказал г-н Конашенков. «Мы призываем всех иностранных граждан, которые могут иметь планы поехать воевать за киевский националистический режим, десять раз подумать, прежде чем отправиться в путь».

Несмотря на риски — как индивидуальные, так и стратегические — правительство Соединенных Штатов до сих пор было взвешенным в своих предупреждениях. На вопрос во время пресс-конференции на этой неделе, что бы он сказал американцам, которые хотят воевать в Украине, госсекретарь Энтони Дж. Блинкен указал на официальные заявления, впервые опубликованные несколько недель назад, в которых содержится призыв к гражданам США, находящимся в стране, немедленно покинуть страну.

Он сказал: «Для тех, кто хочет помочь Украине и помочь ее народу, есть много способов сделать это, в том числе путем поддержки и помощи многим НПО, которые работают над оказанием гуманитарной помощи; сами предоставляют ресурсы группам, которые пытаются помочь Украине, выступая за Украину и за мирное разрешение этого кризиса, созданного Россией.”

Это не отговорило многих ветеранов, слишком хорошо знакомых с опасностями боя.

Джеймс был медиком, который впервые увидел бой, когда заменил другого медика, погибшего в боях в Ираке в 2006 году. Он совершил еще два тура, в Ираке и Афганистане, увидев столько крови и смертей, что через 10 лет после увольнения из армии он все еще посещает лечение в госпитале для ветеранов.

Но на этой неделе, наблюдая, как российские войска обстреливают города по всей Украине, он решил, что должен попытаться отправиться туда, чтобы помочь.

«У боя есть цена, это точно; вы думаете, что можете вернуться с войны такими же, но вы не можете», — сказал Джеймс в телефонном интервью из своего дома в Далласе, где он сказал, что ждет ответа от украинских официальных лиц. «Но я чувствую себя обязанным. Нападению подвергаются невинные люди — дети. Это дети, чувак. Я просто не могу стоять в стороне».

Чейз, аспирант из Вирджинии, сказал, что он добровольно вызвался воевать с «Исламским государством» в Сирии в 2019 году и чувствовал такую ​​​​же неотложность в отношении Украины, но предостерег от простого перехода к границе без плана.

В Сирии он сказал, что знает благонамеренных добровольцев, которых местные курдские власти задерживали на несколько недель за то, что они прибыли без предупреждения. Перед прибытием в Сирию он договорился с курдскими силами обороны. Там он провел месяцы в качестве скромного пехотинца с небольшим жалованьем и только базовым пайком.

Тактически, как неопытный пехотинец, по его словам, он не имел большого значения. Но для жителей северо-восточной Сирии он был мощным символом того, что мир был с ними.

«Я был для них знаком того, что мир наблюдает и что они важны», — сказал он.

Через несколько месяцев пребывания в Сирии он был ранен в ногу и в конце концов вернулся в Соединенные Штаты. Он вернулся домой и работал в компании по производству септиков, а затем устроился писать о подержанных автомобилях. Когда он увидел, как на этой неделе в Украине прогремели взрывы, та его часть, которая три года назад отправилась на войну, пробудилась.

«Здесь все как-то пусто, и не похоже, что я делаю что-то важное», — сказал он в интервью из отеля длительного пребывания в Вирджинии, где он живет.«Итак, я пытаюсь уйти. Я не думаю, что у меня есть выбор. Ты должен провести черту».

Майкл Кроули сделал репортаж.

Борьба на Украине кажется этим американцам близким домом

«Проснешься, проверишь»

Когда в среду в Эванстоне, штат Иллинойс, на его телефоне появилось уведомление о том, что Россия вторгается в Украину, 42-летний Алекс Телищак, бросился включать новости и тут же быстро позвонил родителям жены. Они живут в западноукраинском городе Тернополь, и он и его жена беспокоятся, что они не смогут снова связаться с ними в течение неизвестного периода времени, если телефонные линии или интернет-сервис перестанут работать.

«Это эмоционально тяжело для обеих сторон», — сказал он. «Вы не прощаетесь, но это почти так, потому что вы не знаете, когда разговор может продолжиться».

Родители его жены входят в число 130 000 Свидетелей Иеговы в Украине. В 2017 году в России была запрещена деноминация, члены которой верят в ненасилие и отказываются брать в руки оружие на войне; Россия назвала ее экстремистской группировкой. С тех пор, согласно статистике деноминации, около 1700 домов Свидетелей в России подверглись обыску и около 320 Свидетелей были заключены в тюрьму, в том числе в Крыму.Г-н Телищак не осмелился предположить, что может произойти в Украине.

По его словам, пара старалась не смотреть слишком много новостей, чтобы не слишком расстраиваться. Когда пришло время спать, они продолжали смотреть на Viber, приложение для обмена сообщениями, которое они используют для общения со своей семьей. — Ты ложишься спать, ты проверишь. Просыпаешься, проверяешь, — сказал он. «Мы сказали им: «Все, что угодно, вы пишите, звоните, когда бы ни было время». здание стиля.Снаружи проезжал член их собрания Свидетелей Иеговы и затолкал их в свою машину. Мужчины из их прихода проверяли их и других в течение нескольких недель, следя за тем, чтобы у всех была сумка, фонарики, вода и план.

Если родителям придется покинуть страну в качестве беженцев, г-н Телишак надеется, что другие Свидетели примут их. «Наличие общины или религии без границ — это для нас огромное утешение, — сказал он.

Он нашел утешение в Евангелии от Матфея, в котором Иисус сказал своим ученикам не бояться, когда будут войны и слухи о войнах, когда народ восстанет против народа.

«Мы также понимаем, что Библия предсказывает время, когда все это уйдет, когда не будет больше этих войн, не будет этих конфликтов между народами, вражды и раздора», — сказал он. «Ученики не спрашивали, потому что хотели знать, когда все станет совсем плохо. Они хотели знать, когда будет решение, когда придет исправление».

Почему у США проблемы с победой в войнах

Спустя месяц своего президентства Дональд Трамп посетовал, что США больше не выигрывают войны, как раньше.

«Когда я был молод, в старшей школе и колледже, все говорили, что мы никогда не проигрывали войны», — сказал Трамп группе губернаторов США в феврале прошлого года. «Теперь мы никогда не выиграем войну».

Доминик Тирни, профессор Суортморского колледжа и автор нескольких книг о том, как Америка ведет войну, может знать, почему.

Он считает, что США все еще могут успешно вести войны прошлых лет — конфликты в стиле мировой войны — но еще не научились побеждать в войнах против повстанцев, которые представляют собой небольшие сражения против группировок внутри стран.Проблема в том, что США продолжают ввязываться в такие бои.

«Мы до сих пор придерживаемся мнения, что война похожа на Суперкубок: мы встречаемся на поле, у обеих сторон есть форма, мы набираем очки, кто-то побеждает, а когда игра заканчивается, ты идешь домой», — сказал он мне. «Война сейчас не такая».

Вооруженные силы США в настоящее время погрязли в конфликтах в таких странах, как Афганистан, Ирак, Сирия и Йемен. Трудно увидеть какой-либо конец — особенно конец, в котором Соединенные Штаты окажутся победителями, как бы он ни был определен.

Далее следует слегка отредактированная стенограмма нашего разговора.

Алекс Уорд

В течение первого года своего пребывания в должности Трамп более активно втягивал США в войны с целью победить террористов в Ираке, Афганистане, Сирии и Сомали. Но поставило ли это США курс на прекращение этих столкновений?

Доминик Тирни

Победа может требовать многого.

С 1945 года Соединенные Штаты очень редко добивались значимых побед.Соединенные Штаты участвовали в пяти крупных войнах — в Корее, Вьетнаме, войне в Персидском заливе, Ираке, Афганистане — и только война в Персидском заливе в 1991 году действительно может считаться явным успехом.

Тому есть причины, в первую очередь сдвиг характера войны в сторону гражданских конфликтов, в которых Соединенные Штаты боролись. Это признавал и сам Трамп: в ходе предвыборной кампании он много раз говорил, что раньше мы побеждали в войнах и больше не побеждаем. И он пообещал перевернуть страницу этой эпохи поражений и сказал, что нам надоест побеждать.

Но направит ли он это наблюдение на победу в войнах? Я сомневаюсь в этом.

Природа войны по-прежнему заключается в этих сложных внутренних конфликтах в таких местах, как Афганистан, где Соединенные Штаты боролись задолго до того, как Трамп когда-либо мечтал баллотироваться на пост президента.

Алекс Уорд

Так что же представляет собой победа в войне сегодня и изменилось ли это по сравнению с прошлым?

Доминик Тирни

Известный военный теоретик Карл фон Клаузевиц утверждал, что война — это продолжение политики другими средствами.Так что война — это не просто взрыв вещей, это достижение политических целей.

Соединенные Штаты до 1945 года выиграли практически все крупные войны, в которых участвовали. Причина в том, что эти войны были преимущественно войнами между странами. США всегда были очень хороши в этом.

Но такая война стала исключением. Если вы посмотрите на современный мир, то увидите, что около 90 процентов войн — это гражданские войны. Это сложные мятежи, в которых иногда участвуют различные повстанческие группы, в которых правительство сталкивается с кризисом легитимности.

По разным причинам США обнаружили, что в таких случаях достичь своих целей гораздо труднее. Три самые продолжительные войны в истории США — Вьетнамская, Иракская и Афганистанская — все за последние десятилетия, все эти сложные типы гражданских войн.

Алекс Уорд

На первый взгляд это кажется парадоксом: США могут победить на поле боя против крупных вооруженных сил, но мы не можем выиграть эти меньшие войны.

Доминик Тирни

Да. И что еще более удивительно: примерно в 1945 году, когда США стали сверхдержавой и создали самую обученную и сильную армию, которую когда-либо видел мир, США перестали выигрывать войны.

Ответ на загадку заключается в том, что мощь Америки оказалась палкой о двух концах.

США были настолько могущественны после Второй мировой войны, особенно после распада Советского Союза, что у Вашингтона возникло искушение вмешаться в отдаленные конфликты по всему миру в таких местах, как Вьетнам, Ирак и Афганистан.

В итоге мы вмешались в страны, где у нас было мало культурного понимания. Чтобы проиллюстрировать это, в 2006 году — в разгар войны в Ираке — в посольстве США в Багдаде работало 1000 сотрудников, но только шесть из них говорили по-арабски.

Кроме того, вооруженные силы США не смогли приспособиться к этой новой эре войны. У американских вооруженных сил есть эта книга для достижения успеха против стран: технологии, боевые действия крупных подразделений и так далее. И когда мы начали бороться с повстанцами, было естественно, что мы обратились к той же самой пьесе.

Алекс Уорд

Таким образом, у нас может не быть большого культурного понимания мест, где мы сражаемся, но у нас есть лучшие технологии и лучшие боевые силы. Почему мы не можем преодолеть это препятствие?

Доминик Тирни

Причина, опять же, сводится к разнице между межгосударственной [более традиционной] войной и противоповстанческой миссией или миссией по государственному строительству.

Одно отличие состоит в том, что мы не можем легко увидеть врага. В межгосударственной войне противник носит форму, мы знаем, где они на карте. В борьбе с повстанцами они прячутся среди населения.

Теперь американские военные способны с высокой точностью поразить любую цель, используя новейшее оборудование. Но что, если мы не знаем, где враг? Многие из этих технологий, которые действительно впечатляют, оказываются неактуальными.

Алекс Уорд

Похоже, у нас тут две проблемы.Мы не изменили свой образ мышления, чтобы иметь дело с мятежами или гражданскими войнами, а затем продолжаем ввязываться в такие войны, несмотря на то, что мы плохо подготовлены к ним.

Почему мы постоянно попадаем в эту ловушку?

Доминик Тирни

Один из ответов: мы в основном верим в иллюзии — идею о том, что можно будет избежать национального строительства и борьбы с повстанцами.

Посмотрите на Ирак, где Соединенные Штаты считали, что смогут свергнуть Саддама Хусейна и уйти как можно быстрее.Мы свергнем тирана, и тогда иракский народ сможет создать свою собственную демократию. Это было основано на чрезмерной уверенности в том, что произойдет после падения Хусейна.

Так зачем же нам идти на войну, если мы ненавидим борьбу с повстанцами и боремся с ней? Причина в том, что Белый дом убеждает себя, что ему не нужно стабилизировать ситуацию или помогать восстанавливать страну после войны. Но дело не только в администрации Буша — подумайте и об администрации Обамы.

Барак Обама был очень вдумчивым президентом и долго говорил о своем внешнеполитическом мышлении.В основе доктрины Обамы лежало «прекращение войны в Ираке». И все же он в основном совершил ту же ошибку в Ливии, где было очень мало планирования того, что произойдет после свержения Муаммара Каддафи в 2011 году. Фактически, Обама официально заявил, что интервенция в Ливии была его самой большой ошибкой как президента.

Алекс Уорд

Итак, если это действительно куча желаемых иллюзий и неверных предположений, как нам избежать этого? У нас есть масса доказательств того, что дела идут не по-нашему, когда мы ввязываемся в такие войны.Кажется, мы не учимся на своих ошибках.

Доминик Тирни

Мы не очень хорошо учимся на истории. Президенты убеждают себя, что в следующий раз все будет иначе.

Урок, который Обама извлек из Ирака, заключался в том, чтобы не позволять сухопутным силам США участвовать в государственном строительстве. Поскольку Обама был готов поддержать смену режима, конечным результатом должно было стать свержение Каддафи без реального плана по стабилизации Ливии.

Если такой вдумчивый президент, как Обама, который прекрасно осознавал ошибки Ирака, может сделать это, значит, любой президент был бы способен на это.

Алекс Уорд

Кажется, одна из проблем заключается в том, что мы ввязываемся в эти войны без особой подготовки. Как это решить?

Доминик Тирни

Нам нужно улучшить языковую подготовку, культурную подготовку, больше ресурсов для сил специального назначения — и это будет означать, например, меньше денег, потраченных на атомные ударные подводные лодки.

Во-вторых, как только мы улучшим способность Америки выполнять миссии по стабилизации, мы будем с большей осторожностью развертывать вооруженные силы США и вести меньше войн.Это означает, что когда мы сражаемся с , у нас есть лучший план, чтобы завоевать мир.

Алекс Уорд

Но есть еще одна проблема: иногда возникают такие группы, как ИГИЛ, и лидеры США и многие американцы хотят, чтобы их уничтожили военные. Поэтому, когда президент сталкивается с возможностью нанести удар по группировке, подобной ИГИЛ, с помощью авиации, некоторые утверждают, что с политической точки зрения лучше сделать это.

Доминик Тирни

США не думают на несколько ходов вперед.Американские военные хорошо справляются с плохими парнями. Но удаление плохого парня создает вакуум власти, и этот вакуум власти заполняется кем-то другим.

В Афганистане мы устроили беспорядки, а потом вернулись талибы — вакуум власти там тоже заполнил ИГИЛ. А в Ираке вакуум был заполнен военизированными группировками, прежде всего «Аль-Каидой» в Ираке. В Ливии вакуум был заполнен сложным набором боевиков.

Настроение в США такое: «Мы только что убили ИГИЛ, давайте пойдем домой и закроем книгу о войне ИГИЛ.«Ну, это еще не все.

Алекс Уорд

Администрация Трампа заявляет, что будет уделять меньше внимания разгрому террористов и теперь больше сосредоточится на борьбе с растущей мощью Китая и России.

Этот новый стратегический фокус означает, что мы изменим виды оружия, которое мы покупаем, и способ обучения наших солдат. Но я не вижу, чтобы США прекращали борьбу с терроризмом. Ставит ли США в неловкое положение эта подготовка к другому стилю войны — в то же время продолжая сражаться с другим?

Доминик Тирни

Думаю, да.

Есть желание перейти от сложных миссий по государственному строительству к противодействию великим державам, таким как Россия и особенно Китай. Но это не очень ново. Администрация Обамы хотела повернуться к Азии и вызову Китая. А потом что случилось? Мы закончили тем, что были вовлечены в борьбу с ИГИЛ.

Я склонен думать, что разворот к Китаю похож на В ожидании Годо — он так и не наступает. И я думаю, что Соединенные Штаты снова будут втянуты в эти гражданские войны и подобные запутанные конфликты, особенно на Ближнем Востоке.Вероятность конфликта между США и Китаем очень мала; шансы на то, что США вступят в новую гражданскую войну в ближайшие пять лет, чрезвычайно высоки.

Алекс Уорд

Судя по этому разговору, мы определяем победу в войне, или, скорее, как она будет. США ставят перед собой низкие цели победы, но мы даже не достигаем этих более низких целей. Почему мы не можем преодолеть этот горб?

Доминик Тирни

Мы до сих пор придерживаемся мнения, что война похожа на Суперкубок: мы встречаемся на поле, у обеих сторон есть форма, мы набираем очки, кто-то побеждает, а когда игра заканчивается, вы идете домой. Сейчас война не такая. Теперь на поле куча мирных жителей, вражеская команда не носит форму, а игра никогда не заканчивается. Нам нужно знать, что нет красивого конца.

Цена этой проблемы была настолько катастрофической для Соединенных Штатов, в виде тысяч жизней военных и потраченных миллиардов долларов. Пришло время коренным образом переосмыслить наше представление о том, что такое война.

10 вещей, которые большинство американцев не знают об Америке

Соединенные Штаты — страна, построенная на превознесении экономического роста и личной изобретательности.Малый бизнес и постоянный рост приветствуются и поддерживаются превыше всего, а не доступного здравоохранения, достойного образования и всего остального.

Американцы считают, что вы обязаны позаботиться о себе и сделать что-то для себя, а не для штата, не для вашего сообщества, а в некоторых случаях даже для вашего друга или семьи.

Комфорт продается легче, чем счастье. Комфорт — это просто. Это не требует никаких усилий и никакой работы. Счастье требует усилий. Это требует активности, противостояния страхам, столкновений с трудными ситуациями и неприятных разговоров.

Комфорт равен продажам. Из поколения в поколение нам продавали комфорт, и поколениями мы покупали большие дома, все дальше и дальше в пригороды, вместе с большими телевизорами, большим количеством фильмов и едой на вынос. Американская общественность становится послушной и самодовольной. Мы толстые и имеем право. Когда мы путешествуем, мы ищем гигантские отели, которые изолируют нас и балуют нас, а не законные культурные события, которые могут бросить вызов нашим взглядам или помочь нам расти как личности.

Депрессия и тревожные расстройства стремительно растут в США.Наша неспособность противостоять чему-либо неприятному вокруг нас не только создала национальное чувство права, но и оторвала нас от того, что на самом деле движет счастьем: отношений, уникального опыта, чувства самоутверждения, достижения личных целей. Легче посмотреть гонку NASCAR по телевизору и написать об этом в Твиттере, чем выйти и попробовать что-то новое с другом.

К сожалению, побочным продуктом нашего огромного коммерческого успеха является то, что мы можем избегать необходимой эмоциональной борьбы жизни и вместо этого предаваться легким, поверхностным удовольствиям.

На протяжении всей истории каждая доминирующая цивилизация в конце концов терпела крах, потому что становилась СЛИШКОМ успешной. То, что сделало его могущественным и уникальным, разрастается непропорционально и поглощает его общество.

Я думаю, что это верно для американского общества. Мы самодовольны, наделены правами и нездоровы. Мое поколение — первое поколение американцев, которым будет хуже, чем их родителям, в экономическом, физическом и эмоциональном плане. И это не из-за нехватки ресурсов, нехватки образования или изобретательности.Это коррупция и самодовольство. Коррупция в огромных отраслях, которые контролируют политику нашего правительства, и жирное самодовольство людей, которые сидят без дела и позволяют этому происходить.

Есть вещи, которые мне нравятся в моей стране. Я не ненавижу США и решил пустить здесь свои корни после многих лет странствий по миру. Но я думаю, что самым большим недостатком американской культуры является наша слепая эгоцентричность. В прошлом это только вредило другим странам. Но теперь это начинает причинять нам боль.

Итак, это моя незапрошенная лекция моему брату-алкоголику — мой собственный вкус высокомерия и эгоцентризма, пусть и немного более информированный — в надежде, что он откажется от своего своенравия. Думаю, это останется глухим, но пока это максимум, что я могу сделать. Теперь, если вы меня извините, у меня есть несколько забавных фотографий кошек, чтобы посмотреть на них.

Чего Америка не понимала в своей самой продолжительной войне — ПОЛИТИКА

Коррупция была частью проблемы. Как хорошо известно, эффективность солдат и полиции страдала из-за того, что правительственные чиновники или военачальники прикарманивали их жалованье, копили боеприпасы и разбавляли списки солдатами-призраками.Тем не менее, даже с учетом коррупции, полиция и армия, как правило, по-прежнему численно превосходили Талибан и были лучше оснащены в любом сражении.

Более сильным объяснением было то, что полиция и солдаты не хотели рисковать своими жизнями ради правительства, которое было коррумпировано и склонно пренебрегать ими. Тем не менее, я знал нескольких афганских командиров, которые очень старались заботиться о своих людях. Можем ли мы действительно возложить вину на коррумпированных, безразличных правительственных лидеров, когда Талибан сражался за меньшую плату, с меньшим количеством тяжелого оружия, гораздо худшим медицинским обслуживанием и лидерами, которые годами скрывались в Пакистане, пока их солдаты сражались? Более того, афганский спецназ, лидеры которого, безусловно, лучше, чем у Талибана, и которые пользуются превосходной поддержкой, по-прежнему с большим трудом сражались без У. С. Воздушная поддержка и советники.

Этот вопрос не давал мне покоя, когда я уезжал из Афганистана в августе 2014 года. Все эти факторы были явно важны, но их сумма составляла нечто меньшее, чем трудности, разыгравшиеся на моих глазах.


Через несколько месяцев после возвращения домой я присутствовал на дискуссии в Государственном департаменте с Майклом МакКинли, послом США в Афганистане. У нас были оживленные дебаты о том, почему талибы воюют, когда вмешался посол. «Возможно, я слишком много читал Ханну Арендт, — сказал он, имея в виду философа 20-го века, который утверждал, что человеческими действиями движет страх и прошлый опыт, — но я не думаю, что дело в деньгах или работе.Талибы борются за нечто большее». Мак-Кинли уловил то, что я чувствовал, но не сформулировал, и то, что ученый Талибана повторил бы для меня пять лет спустя.

Талибы олицетворяли нечто, что вдохновляло, что-то, что делало их сильными в бою, что-то, связанное с тем, что значит быть афганцем. Они выдавали себя за представителей ислама и призывали к сопротивлению иностранной оккупации. Вместе эти две идеи сформировали мощную смесь для простых афганцев, которые, как правило, являются набожными мусульманами, но не экстремистами.В союзе с иностранными оккупантами правительство не проявляло подобного вдохновения. Он не мог заставить своих сторонников, даже если они превосходили Талибан численностью, пойти на такие же шаги. Учитывая его связь с американцами, притязания правительства на ислам были опасны, даже несмотря на то, что талибы смогли использовать религиозность афганцев для своих экстремистских взглядов. Как бы ошибочно это ни звучало, талибы могли использовать оккупацию США, чтобы отличаться от правительства как более истинных представителей ислама.Больше афганцев были готовы служить от имени правительства, чем талибы. Но больше афганцев были готовы убивать и быть убитыми за Талибан. Это преимущество имело значение на поле боя.

Объяснение мощное, но и опасное. Его можно исказить так, что все мусульмане настроены на войну или являются фанатиками. Такая интерпретация была бы неправильной: ислам является источником единства и вдохновения, а не терроризма или злодеяний. Сказать, что люди сочувствуют своим соотечественникам и единоверцам, а не иностранцам, вряд ли означает назвать ислам злом.Дело в том, что сложнее рисковать жизнью ради страны, сражаясь вместе с теми, кого некоторые называют оккупантами, особенно если они не разделяют вашей веры.

Объяснение возникло в различных беседах и переписке, которые я вел на протяжении многих лет с афганцами, военачальниками, вождями племен и самими талибами. Печально известный начальник полиции Кандагара, покойный Абдул Раззик, был известен заботой о своих офицерах и авторитетом в борьбе с талибами. Он сказал мне: «Моральный дух талибов выше, чем моральный дух правительства.Боевой дух талибов очень высок. Посмотрите на их смертников. Талибы мотивируют людей на невероятные вещи».

Религиозный лидер Талибана из Пактии сделал то же самое:

Каждый день я слышу об инциденте, когда гибнут полицейские или военные. … Я не знаю, привержены они борьбе с талибами или нет. Многие полицейские и солдаты там только за доллары. Им платят хорошие зарплаты, но у них нет мотивации защищать правительство. … Талибан привержен делу джихада.Для них это самая большая победа.

Еще более убедительно то, что многочисленные исследования мнения талибов, проведенные Грэмом Смитом, Эшли Джексон, Тео Фарреллом, Антонио Джустоцци и другими, подтвердили, что талибы сражаются отчасти потому, что считают своим исламским долгом сопротивляться оккупации и убеждены, что их дело позволит им победить. Опрос, проведенный Джексоном среди 50 талибов, опубликованный в 2019 году, показал, что они описали свое решение присоединиться к движению «с точки зрения религиозной преданности и джихада — чувства личного и общественного долга».По их мнению, джихад против иностранной оккупации был религиозным обязательством, принятым для защиты их ценностей». Она заключила, что джихад касается идентичности.

Это мнение распространяется и на простых афганцев, многие из которых не разделяют экстремистские политические взгляды талибов, но с пониманием относятся к их призыву к исламским принципам против иностранных оккупантов. Опрос Фонда Азии 2012 года, наиболее авторитетный опрос афганского народа, показал, что из тех афганцев, которые сильно симпатизируют талибам, 77 процентов заявили, что они делают это потому, что талибы были афганцами, мусульманами и ведут джихад.

Со временем, зная об уязвимом положении правительства, афганские лидеры обратились к внешнему источнику, чтобы активизировать население: к Пакистану. Раззик, президент Хамид Карзай, а позднее президент Ашраф Гани использовали Пакистан как внешнюю угрозу, чтобы объединить афганцев за собой. Они отказались охарактеризовать Талибан иначе как порождение Исламабада. Раззик неустанно заявлял, что борется с иностранным пакистанским вторжением. Тем не менее, Пакистан никогда не мог полностью превзойти оккупацию. Популярная история, рассказанная мне в 2018 году афганским правительственным чиновником, освещает реальность:

Офицер афганской армии и командир талибов оскорбляли друг друга по радио, стреляя туда-сюда.Командир талибов насмехался: «Вы марионетки Америки!» Армейский офицер крикнул в ответ: «Вы марионетки Пакистана!» Командир талибов ответил: «Американцы — неверные.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2019 © Все права защищены. Карта сайта